1.1. Теоретическая и практическая политика в исторической ретроспективе

Понятие о политике как решении общественных дел и управлении обществом, очевидно, возникло тогда, когда эти дела действительно начали решать, а социумом действительно стали управлять, т. е. в очень отдаленную эпоху родового строя и элементарной организации власти. Уже в то время постепенно формируются пока еще не государственные, а общественные протоинституты власти: общее собрание рода, совет старейшин, вождь рода. Эти протоинституты еще не избирались, а стихийно формировались в зависимости от реалий. Где‑то в собрании рода принимали участие все его взрослые члены, в других родах на собрания допускали всех, а право решающего голоса имели только мужчины, в третьих собрание стало подобием закрытого мужского клуба. Как бы то ни было, деятельность по обсуждению общих дел и принятию решений, касающихся всех, имела место в каждом социуме, достигшем определенной ступени развития. Уже тогда появились первые попытки осмысления политики и объяснения природы власти, которая понималась как вмешательство или помощь духов предков, как проявление сакральной воли. В разных странах, в различных географических, экономических и социокультурных условиях люди такую деятельность называли по‑разному. В Древней Греции в эпоху полисной организации общества такой вид человеческой деятельности получил название «политика» (греч. politika), которое произошло от понятия «полис», означавшее «город‑государство» или, точнее, «город с окрестными селениями, полями, садами, гаванями и вообще с территориями, обеспечивающими его продовольственные, промышленные, торговые, коммуникационные, оборонные и другие потребности». Как правило, греческие полисы той эпохи образовывались либо в результате добровольного объединения нескольких соседних селений, либо путем завоевания наиболее сильным родом соседних родов, насильственным переселением их родовой знати в свой город и присоединением их территорий. Вот почему полис Афины состоял из десяти фил, а полис Рим – из сорока городских и четырех сельских триб. Полисная организация того времени значительно отличалась от организации современных государств. В политическом отношении полис – это непосредственно осуществляемая власть. Все жители полиса, имевшие права гражданства, не только могли, но и были обязаны посещать народное собрание и голосованием решать государственные дела. В перерывах между заседаниями народного собрания (гели эи) все политические дела решал совет пятисот (бул е). Суд полиса осуществлялся регулярно сменяемыми рядовыми гражданами, назначаемыми филами. Институт адвокатов отсутствовал, и каждый эллин должен был уметь сам отстаивать свои интересы в суде. Как видим, в политику так или иначе были вовлечены буквально все граждане полиса. «Человек по природе своей есть существо политическое (zoon politikon)», – утверждал Аристотель [1] . Итак, этимологически понятие «политика» означает то, что относится к полису (от греч. polls), т. е. полисные, общественные, государственные дела , в отличие от дел семейных и дел частных лиц. При этом предполагалось, что решаться эти дела будут сообща, через коллегиальные органы. Если кто‑либо узурпировал право единолично распоряжаться делами полиса, его называли тираном (tiranos – слово не греческого происхождения; греки связывали его с тиренцами, догреческим народом, и означало оно «господин»). [2] Определение politicos служило обозначением и гражданина полиса, и полисный строй, и было, по современным понятиям, синонимом гражданской и политической культуры. Глагол politeo указывал на приобщение гражданина к общественным, государственным делам – то, что мы сегодня называем политической социализацией. Значение существительного politeia включало в себя как гражданские, так и политические права (они не были разделены, потому что все греки‑мужчины призывного возраста могли участвовать в управлении делами полиса), и вообще полисный общественный и государственный строй. В варварских странах (там, где, по представлениям эллинов, система образования и воспитания и вообще уровень культуры не позволял каждому участвовать в политике) устанавливался строй деспотии , противопоставляемый эллинами политии. От термина «полития» берет свое начало современное понятие «полиция» как организация по поддержанию общественного и одновременно государственно‑правового порядка. Платон представлял политику царским искусством, главная цель которого – общее благо, а политиков – царственными мужами, обладающими разумом [3] . Он выделял три ипостаси политика. Политик‑ткач обладает умением из представителей различных политических сил (смелых и мужественных, склонных к изменениям и реформам, с одной стороны, и разумных и осторожных, консервативно настроенных – с другой), используя их так же, как используют уток и основу, «ткать» живую и стабильную ткань политической жизни, вплетая в нее все добродетельное и благородное из обеих политических партий и отбрасывая все кощунственное, заносчивое и несправедливое. «Ткань эта обвивает всех остальных людей в государствах – свободных и рабов, держит их в своих узах и правит и распоряжается государством, никогда не упуская из виду ничего, что может сделать его, насколько это подобает, счастливым» [4] . Вторая ипостась политика, по Платону, это политик‑врач , который, зная законы государства, не исполняет их догматически, а творчески «лечит» болезни полиса, ориентируясь, как истинный целитель, на конечный результат – здоровье пациента. Третья ипостась политика – это политик‑корабельщик, политик‑кормчий государственного корабля, который не только всегда найдет верный курс, но и при необходимости приведет управляемый корабль в защищенную гавань. Итак, идеальная политика, по Платону, это аристократическая политика, которая не рождается в народной стихии, а сознательно создается образованными философами‑правителями. Только мудрый, образованный, знающий и хорошо воспитанный человек, считал он, обладающий авторитетом, может одновременно плести ткань разумной политической жизни, исцелять болезни общества, т. е. предупреждать и урегулировать конфликты, обеспечивать безопасность полиса, тщательно выверяя его политический курс. В понимании Платона политика, с одной стороны, есть «специфическое знание, а именно знание власти над людьми». С другой стороны, политика – это умение вести государственную жизнь, искусство «плести политическую ткань, объединяя жизнь граждан, никогда не упуская из виду ничего, что могло бы сделать общество счастливым». Итак, уже в Древней Греции политика понималась и как область знания, и как практическая деятельность. Следовательно, уже тогда появилось представление о теории политики как специфическом знании о власти, управлении людьми, о перспективах государства и о практической политике как о «плетении прочной ткани», о «лечении болезней полиса», о «прокладке верного курса», а фактически о согласовании интересов различных социальных групп, предотвращении социальных конфликтов, принятии и выполнении важных государственных решений. Древние римляне переняли понятия «политика» и «политик» у греков, правда, в своеобразном, определенном особенностями римского государственного и общественного устройства значении. Римское общество было более социально и политически дифференцировано, чем греческое. Изначально в нем существовали полноправные патрицианские и неполноправные плебейские роды. Затем в результате борьбы произошло объединение патрицианских и заслуженных плебейских родов в сословие нобилей, представители которого, как правило, занимали высшие выборные политические должности. Сословие всадников обычно стремилось занять соответствующие чиновничьи посты. Большое количество свободных римлян (провинциалов, вольноотпущенников и др.) было связано патрон‑клиентскими отношениями с представителями сословий нобилей и всадников. Рядовые римляне также достаточно четко разделялись на полноправных граждан (cives optimo jure) и граждан, получивших только гражданские, но не политические права (cives minuto jure). Провинциалы и вольноотпущенники не получали важнейшего права – права выдвигать свою кандидатуру на должности магистратов, управлявших, каждый в пределах своей компетенции, всеми делами республики. Поэтому понятие «политика» у римлян сужается; под политикой они понимали не столько общественные дела, сколько процесс управления государством, осуществляемый выборными политиками‑магистратами. Таким образом, уже в эпоху античности сформировались представления о политике как об общественной деятельности, как об обсуждении и принятии решений большинством голосов, как об участии всех граждан в жизни полиса, как о коллегиальном управлении государственными институтами ; и о политиках – как о людях наиболее образованных, умудренных опытом, толерантных, креативных и предусмотрительных, лучшие качества которых направлены на службу полису и заботу о его людях. Но в империях Древнего Востока, в частности в Персидской державе, граничившей с греко‑римской цивилизацией, возникло иное представление о политике. Здесь политика понималась как реализация воли правителя, деспота, никем и ничем не ограниченного. Деспот рассматривал себя как наследственного правителя, который получил власть от бога и правит своими подданными в соответствии с волей богов. Знаменитая бехистунская надпись, высеченная по приказу персидского царя Дария I на огромной скале в конце VI в. до н. э., гласит: «Я Дарий, царь великий, царь царей, царь Персии, царь стран, сын Виштаспы, внук Аршамы, Ахеменид… Милостью Ахура‑Мазды я царь. Ахура‑Мазда дал мне царство» [5] . Как видим, здесь политика понимается как власть, данная богом и передаваемая по наследству, как деяния правителя , которые проявляются, в первую очередь, в завоевании сопредельных стран, увеличении собственной территории и военной мощи, в строительстве новых крепостей и дворцов, мавзолеев и пирамид, основании новых столиц и храмов, возвышающих правителя над простыми смертными, как выполнение не только царственной воли, но и любой прихоти деспота. В Средние века в связи с господством религиозной догматики как в элитарном, так и массовом сознании под политикой стали понимать в первую очередь выполнение библейских и евангельских заповедей, обеспечение всем христианам верного пути в град божий, привлечение на сторону истинной веры новых стран и народов.
Государи того времени в награду за «правильную» политику награждались эпитетом «христианнейший», а образцовые государства назывались «священными» (например, Священная Римская империя). Именно тогда в Западной Европе появилась доктрина «двух мечей», данных богом католической церкви. Применять это оружие церковь в силу своего христианского характера не может. Поэтому один меч она постоянно держит в ножнах, а другой вручает светскому правителю для поддержания порядка в государстве и для борьбы со схизматиками и сектантами. Церковь Восточной Римской империи – Византии, выдвинула доктрину «симфонии властей», согласно которой высшей духовной и светской властью обладает избираемый император, объединяющий политику этих двух видов власти. Отсюда, кстати, и герб Византии – двуглавый орел, который означал вовсе не объединение Востока и Запада, как стали трактовать его на Руси, а единение императорской и духовной власти. Герб Византии, или Ромейской империи, с одной стороны, продолжал традицию Римской империи, на гербе которого был изображен одноглавый орел, символизировавший неограниченную императорскую власть, с другой – изменял римскую традицию (орел, но не одноглавый, а двуглавый) в соответствии с византийской политической доктриной. Приблизительно так же понимали политику в средневековом мусульманском мире. Здесь халиф (наследственный или избранный) тоже объединял в себе религиозную и светскую власть, а главную задачу видел в соблюдении всеми правоверными заповедей пророка и законов шариата, в противостоянии раскольникам и сектантам, в борьбе за расширение области ислама и укрепление халифата. При этом и в христианском, и в мусульманском мире, и в мирах других религий реальная политика далеко не всегда согласовывалась с божественной волей , с теми заповедями (например, «не убий», «возлюби ближнего своего» и т. д.), защищать которые она была призвана. В то же время в средневековой Европе, где широкое распространение получили труды Аристотеля и других греческих и римских классиков античности, понятие «политика» существовало и в греческой и в римской трактовке. Как общественные дела, проблемы, затрагивающие большинство граждан, как решение этих дел и проблем через государство понятие «политика» вошло во все европейские языки, а в Новое время распространилось по всему миру. С развитием государственных учреждений и усилением их влияния на все стороны жизни понятие «политика» все более дифференцируется на понятия «государственная политика» и «публичная политика». Под государственной политикой стали понимать разнообразные многочисленные взаимоотношения государства и личности, верхов и низов властной пирамиды, осуществление власти вообще, дела государственного управления, отношения с другими государствами и т. д. Публичная политика существует на стыке современного государства и гражданского общества и означает открытую, общественную, дискуссионную, гласную, даже полемичную политику. В Новое время, наступившее после открытия Америки и перемещения основных торговых путей в Атлантический, а затем и Тихий океаны, политика выходит из‑под контроля религии и действительно выделяется в самостоятельную область знания. Первым заявил о разделении политики и христианской морали Никколо Макиавелли. Учитывая, что мораль тогда носила религиозный характер, это означало: реальная политика, в том числе и политическая теория , начала отделяться от церкви и теологии. Завершилось выделение политики в самостоятельную область знания в трудах реформаторов церкви (Мартина Лютера, Жана Кальвина, Ульриха Цвингли) и просветителей (Вольтера, Руссо, Дидро и др.). Новая наука стремилась видеть человека не таким, каким ему подобает быть по слову божьему (так он ведет себя в церкви), а таким, каков он действительно есть в мирских делах, как он ведет себя в борьбе за власть и ее осуществление. И тогда оказывается, что политика – это не только деяния правителей и войны, а политика – это деяния народа под руководством правителей и – в первую очередь – обеспечение благополучия и процветания общества; политика – это не только внешняя экспансия, а постоянная, напряженная внутренняя борьба между представителями различных политических сил. Предметом своей «Истории Флоренции» Макиавелли объявил «деяния флорентийского народа», а главным содержанием политики – политику внутреннюю, и прежде всего – борьбу партий гвельфов и гибеллинов [6] . Несмотря на выделение политики в самостоятельную область знания и деятельности, т. е. выход ее из‑под влияния религии, воздействие на политику иных, неполитических факторов никогда не отрицалось. Еще Аристотель утверждал, что «всякое государство – продукт естественного возникновения» [7] . Он же объяснял могущество Критской державы микенской эпохи выгодным географическим положением острова Крит и наличием мощного флота. В Новое время и эпоху Индустриализма в связи с бурным развитием наук влияние на политику экономических, социальных, этнических, психологических, географических и даже космических факторов не только признается, но и тщательно изучается. Признание ведущей мирной, а не военной, политики не означало, что последняя утратила свой политический характер. Действительно, несмотря на то, что войны ведут армии, которыми командуют генералы, сами войны не прерывают политический процесс и не разрывают его полностью. Ведь армия – часть государства и орудие его военной политики, а генералы, осуществляя руководство войсками, обязаны подчиняться политическому руководству страны. «Война есть не что иное, как продолжение политических отношений при вмешательстве иных средств», – отметил в начале XIX в. военный теоретик Карл Клаузевиц [8] . Понимание под политикой деяний всего народа не отрицало значения личности в политике и роли правящей элиты. В конце XIX в. в трудах Вильфредо Парето и Гаэтано Моски была исследована природа правящего класса, его роль в функционировании общества и его управлении. Парето и Моска утверждали, что народ в целом – достаточно инертная масса, что его активность, его культуру и его политику определяет сравнительно небольшая, но хорошо образованная и подготовленная к осуществлению определенной политики правящая элита. По этому поводу Парето отмечал: «Вера в то, что в наши дни правящему классу противостоит народ, является иллюзией. Ему противостоит формирующаяся будущая аристократия, опирающаяся на народ, а это совсем не одно и то же» [9] . По его теории, состарившаяся элита, утратившая свои боевые качества и думающая только о собственном обогащении, рано или поздно уступит свое место новой элите. Таким образом, история человеческого общества, по Парето, представляет собой «кладбище элит», а политика есть выражение воли и интересов правящей элиты. Моска признавал теорию круговорота элит, но при этом подчеркивал и роль отдельной личности в проведении той или иной политики: «Неотъемлемым качеством, присущим лидеру партии, основателю секты или религии, как, впрочем, и всякому “пастырю народов”, который стремится заявить о себе и направить развитие общества сообразно своим взглядам, является способность внушать другим его собственные надежды и особенно вселять в них присущий ему энтузиазм, умение побуждать многих жить предписанной им определенной интеллектуальной и нравственной жизнью и приносить жертвы во имя целей, которые он замыслил» [10] . Итак, в истории политической мысли постепенно сформировались – пусть несколько расплывчатые и не совсем определенные – представления о политике как особой области человеческой деятельности по решению общественных дел с помощью государства, армии, полиции, других государственных и негосударственных (например, партии, политические или религиозные движения) структур. Эти представления включали: • политику аристократическую и охлократическую; • политику олигархическую и демократическую; • политику тираническую и деспотическую; • политику республиканскую и имперскую; • политику справедливую и несправедливую; • политику внутреннюю и внешнюю; • политику светскую и религиозную; • политику мирную и военную; • политику элитарную и народную; • политику личностей и политику масс. Как видим, ни в эпоху античности, ни в Средние века политика как практическая деятельность по управлению государством (коллегиальная ли, осуществляемая выборной коллегией, или единоличная, осуществляемая выборным диктатором, захватившим власть, тираном или царем, который получил власть по наследству) не отделялась от политической теории как научной, абстрактной деятельности по осмыслению политической практики, по созданию политических идей и политических учений. Платон и Аристотель были убеждены, что править государством должны философы как люди, глубже других познавшие науку, в частности науку управления полисом. Вообще в истории политической мысли имели место три основных периода, давших три разных теоретических подхода к трактовке политики. • Религиозно‑мифологический , когда политика трактовалась как проявление воли богов через деятельность правителей и управляемых. Характерными для этого периода являются представления Гомера. В «Илиаде» и «Одиссее» все дела сначала решают боги олимпийские, а затем правители, герои и простые люди действуют в соответствии с этими решениями. • Философско‑этический, когда под политикой понималась деятельность по реализации идеи общего блага и идеального государства. Деятельность законодателей по составлению конституций и исполнителей, управляющих государственными делами на основе этих законов, должна была соответствовать этой идее («Правят законы, а не люди». Платон). • Научно‑рационалистический, когда началось выделение политической науки в самостоятельную отрасль знания. Большинство современных теоретиков считают началом этого этапа труды Макиавелли.
<< | >>
Источник: Под ред. Б. Исаева. Введение в политическую теорию для бакалавров. (Учебное пособие). 2013

Еще по теме 1.1. Теоретическая и практическая политика в исторической ретроспективе:

  1. Глава 9 ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ
  2. Глава 18 ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ
  3. Раздел II. Местное самоуправление: идейные и научно-теоретические основы, исторические формы и институты
  4. 16.2. Возможности оптимизации дивидендной политики: теоретические подходы
  5. Глава IПРЕДМЕТ ВОЗРАСТНОЙ ПСИХОЛОГИИ.ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ ВОЗРАСТНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  6. § 1. Проблема исторического происхождения возрастных периодов. Детство как культурно-исторический феномен
  7. § 3. Предмет и метод экономической науки в ретроспективе
  8. МЫШЛЕНИЕ ПРАКТИЧЕСКОЕ
  9. ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗАДАЧА — см. Задача, Мышление практическое.
  10. Глава 10ЕСЛИ ТЫ НЕ ЗАНИМАЕШЬСЯ ПОЛИТИКОЙ, ПОЛИТИКА ЗАЙМЕТСЯ ТОБОЙ
  11. МЫШЛЕНИЕ ПРАКТИЧЕСКОЕ (англ. practical thinking)
  12. ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА В ГЕРМАНИИ
  13. 16.6. АНТИИНФЛЯЦИОННАЯ ПОЛИТИКА И ПОЛИТИКА ЗАНЯТОСТИ
  14. 3. Структура теоретического познания
  15. 2. Соотношения теоретического и эмпирического в технических науках
  16. 2. Историческая школа Германии