6.5. Россия — США: партнерство или соперничество?

Отношения между Россией и США обусловлены текущими и стра­тегическими интересами двух великих государств-лидеров, реали­зующих два различных геополитических подхода. Теоретико-методологический анализ этих подходов дан в гл. 5, здесь мы оста­новимся только на их практической реализации в конце XX в. и выскажем прогнозы по их развитию в первом десятилетии XXI в. Один из важнейших факторов, который предопределяет стра­тегические отношения между Россией и США, — ракетно-ядерный потенциал обоих государств. В Вашингтоне осознают опасность дезинтеграции СНГ и России,прежде всего в отноше­нии угрозы распространения ядерного оружия и ракетных техно­логий, так называемое расползание ядерного оружия. Хотя Ук­раина и Казахстан декларировали свою готовность расстаться с этим видом вооружений, но от слова до дела, как говаривал один из литературных персонажей, «дистанция огромного размера». Немало голов в Америке вынашивает мысль расчленения России. Например, бывший помощник Президента США по на­циональной безопасности в книге «Великая шахматная доска» отстаивает идею разделения России на три республики-1. Автор упускает из вида, что в случае развала РФ ситуация на огромном геополитическом пространстве станет несравнимо более опасной и менее предсказуемой. (Тем более, если учитывать постановку на вооружение в РФ межконтинентальных ракет нового поколе­ния «Тополь»22). Практически, с точки зрения элементарного выживания планеты, и Россия, и Америка заинтересованы в стабилизации ситуации на территории бывшего СССР. С другой стороны, Вашингтон не заинтересован в сильной России, так как она выступает как серьезный конкурент в мировых делах, сдерживающий, хотя и не часто, претензии США на роль сверх­державы, единственного вершителя судеб мира. Потенциально Москва может вновь стать «собирательницей земель» и одним из полюсов много полярного мира — это хорошо понимают в США и стремятся не допустить этого. Отсюда и раздвоенность политической игры Вашингтона в отношении России. Все это накладывает отпечаток на отношения двух стран на исходе второго тысячелетия и прихода XXI в. Фундаменталь­ной основой партнерства между РФ и Америкой является совме­стная заинтересованность в формировании стабильной и безо­пасной системы международных отношений, в определенной степени налаживании «силового управления политическими, военными процессами современного мира», в частности, в уре­гулировании региональных конфликтов. Хотя подходы к этим вопросам, механизм их решения, предлагаемые РФ и США, ча­ще всего значительно различаются. (Эта разность подходов осо­бенно заметна во время участия американцев в конфликте с Ираком — в 1990-х годах и при реализации операций в Боснии 1995-1997 гг.). При взвешенном, реалистичном подходе к регулированию международных отношений, конечно, равноправное, партнер­ское сотрудничество России — США может стать становым хребтом сообщества глобальной безопасности. В основу такого сотрудничества лягут отсутствие территориальных претензий друг к другу, острой экономической конкуренции (кроме воен­ной), а также отсутствие идеологических разногласий, неотягощенность исторической памяти народов двух стран и т. д. Объе­динить усилия РФ и США может: мирное освоение космоса, защита окружающей среды (проблемы экологии носят на исходе XX в. глобальный характер, а в начале XXI в. они значительно обострятся), нераспространение ракетно-ядерного оружия, кон­троль за распространением обычных вооружений, сокращение ядерного вооружения не только в РФ — США, но и в других государствах, военно-техническое и военно-технологическое со­трудничество, совместная борьба с терроризмом и криминоген­ными структурами, распространением наркотиков и т. п. Все эти направления в свое время были декларированы Ва­шингтоном. Но в конце 1997 г. Президентом США была подпи­сана секретная директива, определяющая общие цели и задачи, поставленные перед стратегическими ядерными силами Амери­ки. В директиве говорится, что сохраняется возможность нане­сения ядерного удара по российским военным и гражданским объектам. Кроме того, расширяется перечень целей на террито­рии Китая, а также содержится указание прекратить планирова­ние мероприятий на случай затяжной ядерной войны, т. е. в президентском документе содержится формальное признание того, что ни одна страна не выйдет победителем в крупном ядерном конфликте. «Директива требует сохранить давно суще­ствующие возможности для ядерных ударов по военному и гра­жданскому руководству и ядерным силам России». Ядерное оружие можно пустить в ход в ответ на использова­ние химических и бактериологических средств против амери­канских войск23. Таким образом, видим, что «друг Билл» и не думал вычерки­вать Россию из списков потенциальных противников Америки. А в этом списке страны, на которые нацелены ракеты США, — Ирак, Иран, Ливия, Сирия, ЮАР, Пакистан, Индия, Китай, Эфиопия, КНДР, Вьетнам, Куба, Болгария, Мьянма, ряд других и Россия. Главными потенциальными противниками Америка считает по-прежнему Россию и Китай. А единственным положительным изменением в ядерной стратегии США стал отказ от ставки на победу в мировом ядерном конфликте. Подписание этой директивы Клинтоном странным образом совпало с заявлением Б. Ельцина в Швеции о том, что Россия сокращает число российских ядерных боеголовок на треть. Таким образом, небольшие подвижки в современной американской ядерной стратегии демонстрируют сохраняющийся разрыв между декларативной политикой и практическими намерениями США в конце XX и начале XXI в.
Получается, что Вашингтон так и не сошел с тропы «холодной войны». Другой актуальный вопрос, связанный с ранее обозначенны­ми, — создание систем противоракетной обороны. Он затрагивает не только судьбу Договора 1972 г. Не исключено, что под давлением Конгресса Президент США пойдет на нарушение этого Договора (а такие признаки есть), тогда может быть взорван весь режим ограничения и сокращения ядерных вооруже­ний, что приведет к серьезнейшему обострению двусторонних российско-американских отношений. Вполне понятную озабоченность у России вызывают попытки американцев подменить механизмы ООН механизмами НАТО (пример — действия США в Боснии и Ираке). : Разворот Вашингтона на 180 градусов во внешней политике: от ставки на миротворчество ООН и международное сотрудни­чество к традиционным подходам с позиции силы единственной оставшейся сверхдержавы, но с некоторой опорой на союзников - констатирует тот же 3. Бжезинский. Это значит, что США намерены жестко диктовать свои условия и добиваться едино­личного принятия решения прежде всего с учетом своих интере­сов. Американские миротворческие силы, принимающие участие в локальных конфликтах, финансируются ООН. Вооруженные силы России, выполняющие те же функции в некоторых странах содружества независимых государств (например, Абхазия, Тад­жикистан, Приднестровье), не получают из кассы ООН ни цен­та. Все шаги РФ на постсоветском пространстве не приветству­ются в Вашингтоне. Кроме того, Белый дом усиленно готовит мировое общественное мнение к принятию беспрецедентного шага — поставить под контроль российскую ядерную промыш­ленность, навязать ООН решения, наносящие ущерб экономическим, военно-политическим интересам РФ. Наше сотрудниче­ство с американцами в области военных, космических техноло­гий напоминает выкачивание российских наработок, идей. Без­возмездно американцы получили секретнейшие технико-технологические наработки при заключении сделки по строи­тельству космической лаборатории «Альфа». Жесточайшая кон­курентная борьба идет между нашей страной и США на миро­вых рынках оружия. Американцы предпринимают энергичные усилия для вытеснения России с мировых рынков оружия и во­енной техники. Причем США постоянно применяют здесь двойные стандарты: Вашингтону можно, Москве нельзя. За каж­дое ослушание РФ грозят санкциями в американском конгрессе. Двустороннее экономическое сотрудничество скорее напо­минает игру в одни ворота. Совместное заявление «Партнерство для экономического прогресса», подписанное в 1994 г. прези­дентами, декларировавшее дальнейшее открытие американского рынка путем снятия остающихся ограничений, противодействие антидемпинговой политике США, законодательное закрепление за Россией статуса страны с «переходной экономикой», так и ос­талось на бумаге. Ни «друг Билл», ни «друг Гор» (возглавляющие с американской стороны Комиссии по экономическому и тех­ническому сотрудничеству), не смогли ничего сделать, чтобы наполнить это заявление реальным, позитивным для России со­держанием. По-прежнему блокируется доступ РФ на американ­ские рынки высоких технологий, включая рынки оборонного и стратегического сырья. Итак, на практике Белый дом реализует тезис 3. Бжезинского: Россия может быть или империей, или демократией, но она не может быть и тем, и другим24. Констатировав, что «к сожалению,... в краткосрочной пер­спективе виды на стабильную российскую демократию не очень многообещающи», автор утверждает, что в России, как ни при­скорбно, имперский импульс остается силен и даже, кажется, усиливается. Мы уже отмечали выше, что этот «имперский импульс», как правило, идет не от России. Раньше он шел из Казахстана {инициативы Н. Назарбаева), Москва просто проигнорировала их. Потом «импульс» пошел из Минска. Не замечать его было нельзя: в России изменилась политическая конъюнктура, подходили вы­боры в Госдуму и Президента, в общественном мнении произо­шел явный перелом в пользу славянского, евразийского единства, в пользу патриотов-государственнике в. С Белоруссией бьш за­ключен Договор о Содружестве, Таможенный Союз — с Белорус­сией, Казахстаном, Киргизстаном. Все эти документы приняты в первую очередь благодаря воле народов России и Белоруссии, энергии и целеустремленности президентов Лукашенко, Назар­баева и Акаева. Эти дипломатические успехи российского МИДа подорвали сдержанный оптимизм американцев после провала военной авантюры российских «наполеонов» в Чечне. Ведь режим Дудаева был наглядным свидетельством неспособности Москвы поддерживать порядок даже на собственной территории, ставил под сомнение и ее способность нести «особую глобальную ответственность» на территории СНГ. Поэтому подписание Договора с Белоруссией было тем ходом, который спасал Россию в сложной политической игре США и России. В ответ Америка «забирает под себя» всю Восточную Европу. В геополитическом, военно-стратегическом плане России необходимо действовать с расчетом на дальнюю перспективу, избегая сиюминутных выгод, получаемых путем заигрываний с другом Биллом». Методично, шаг за шагом необходимо создавать себе жизненное пространство, геополитическое поле, называемое Евразией. Еще раз можно напомнить слова Л.Н. Гумилева, что Россия, если спасется, то только Евразией.
<< | >>
Источник: Нартов Н.А.. Геополитика. (Учебник для вузов). 1999

Еще по теме 6.5. Россия — США: партнерство или соперничество?:

  1. Сотрудничество / соперничество (cooperation / competition)
  2. ПАРТНЕРСТВО
  3. Садоводческое (огородническое, дачное) некоммерческое партнерство
  4. § 5.1. Понятие и принципы социального партнерства
  5. Лекция 15 СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО В УКРАИНЕ
  6. Социальное партнерство
  7. 14.1. Государственно-частные партнерства и их роль в экономике
  8. § 5.5. Органы социального партнерства
  9. § 5.3. Представители работников в социальном партнерстве
  10. 14.2. Инструменты и модели государственно-частного партнерства в венчурной индустрии