1.1. Понятие геополитики

До сих пор в научной литературе нет четкой и полной формули­ровки понятия «геополитика». Это характерная черта всех форми­рующихся наук. Споры об объекте и предмете геополитики идут около сотни лет. Понятие «геополитика» трактуется чаще всего чрезвычайно широко. В итоге эта наука лишается свойственных ей черт, границы ее становятся чрезвычайно размытыми, перехо­дящими в предмет экономических, политических, военно-стратегических, природно-ресурсных, экологических и иных дис­циплин, международных отношений, внешней политики и т.д. Многие исследователи видят в геополитике науку, изучающую комплекс географических, исторических, политических и дугих факторов, взаимодействующих между собой и оказывающих большое влияние на стратегический потенциал государства. В СССР долгое время геополитика считалась буржуазной лженаукой, оправдывающей территориальную экспансию импе­риалистических государств. В 80-х годах XX в. произошла пере­оценка этого направления научной мысли. Советский философ­ский энциклопедический словарь (1989 г.) уже не дает такой же­сткой негативной оценки геополитики, но определяет ее как западную политологическую концепцию, утверждающую, что «политика государств, в особенности внешняя, в основном пре­допределена различными географическими факторами: про­странственным расположением, наличием либо отсутствием оп­ределенных природных ресурсов, климатом, плотностью населе­ния и темпами его прироста и т.п.»1. Шведский ученый Рудольф Челлен (1864—1922) ввел в науку понятие «геополитика». Выступающую же под этим именем науку он определял как «доктрину, рассматривающую государство как географический организм или пространственный феномен»2. Более обстоятельное определение дано в немецком журнале «Zeitschrift für Geopolitik»: Геополитика есть наука об отношении земли и политических про­цессов, Она зиждется на широком фундаменте географии, прежде всего географии политической, которая есть наука о политических ор­ганизмах в пространстве и об их структуре. Более того, геополитика имеет целью обеспечить надлежащим средством политическое дей­ствие и придать направление политической жизни в целом. Тем самым геополитика становится искусством, именно искусством руково­дства практической политикой. Геополитика — это географический ра­зум государства3. Геополитика рассматривает государство не в статике, как по­стоянное, неизменное образование, а в динамике — как живое существо. Такой подход предложил немецкий теоретик Фридрих Ратцель (1844-1904). Геополитика изучает государство в основ­ном в его отношении к окружению, прежде всего к пространст­ву и ставит целью решать проблемы, возникающие из пространственных отношений. По мнению Ф.Ратцеля, в отличие от по­литической географии геополитику не интересуют такие вопро­сы, как положение, форма, размеры или границы государства, его экономика, торговля, культура. Все это в большей мере от­носится к сфере политической географии, которая чаще ограничивается описанием статического состояния государства, хотя может постигать и динамику его прошлого развития. Геополитика изучает политические явления в их пространст­венном взаимоотношении, в их влиянии на Землю, на культур­ные факторы. Это географически интерпретированная политика, промежуточная наука, не имеющая независимого поля исследо­вания. Больше тяготея к политике, она концентрирует внимание на политических явлениях и стремится дать географическую ин­терпретацию и анализ географических аспектов этих явлений. Политолог Э.А. Поздняков утверждает, что геополитика главное внимание направляет на раскрытие и изучение возможностей актив­ного использования политикой факторов физической среды и воз­действия на нее в интересах военно-политической, экономической и экологической безопасности государства. Практическая геополитика изучает все, что связано с территориальными проблемами государст­ва, его границами, с рациональным использованием и распределени­ем ресурсов, включая и людские4. Итак, можно сформулировать краткое определение: геополи­тика — наука, система знаний о контроле над пространством. Геополитика рассматривает пространство с точки зрения по­литики (государства). Она более динамична по сравнению с по­литической географией. В рамках этой науки выделяются два направления: геополитика предписывающая, или доктринально-нормативная, и геополитика оценочно-концептуальная. К первому течению можно причислить немецкую школу Хаусхофера, ко второму — англо-американскую школу (Макиндер, Спайкмен, Коэн), хотя четкие разграничительные линии между этими шко­лами провести очень трудно. Геополитика все больше обогащается и наполняется кон­кретным содержанием, все активнее способствует изменениям в современном мире.. Конечно, это становится возможным пото­му, что она опирается на научную базу многих дисциплин. Гео­политика стала не только реальным инструментом изменения мира, но все больше служит ключом к прогнозированию поли­тики ведущих стран и континентов. 1.2. Источники геополитики Геополитика, как большинство дисциплин, появившихся на стыке веков, возникла на базе трех научных подходов: цивилизационного, военно-стратегического и теорий географического детерминизма. Основоположником цивилизационного подхода к историче­скому процессу считается русский ученый — биолог, историк, социолог, автор книги «Россия и Европа» Н.Я. Данилевский (1822—1885). По его мнению, главными действующими субъек­тами на подмостках театра истории являются не государства или отдельные нации, а огромные культурно-религиозные общности. Их он назвал «культурно-историческими типами». Впоследствии эти общности, а книга Н.Я. Данилевского вышла в 1868 г., стали называть «цивилизациями». Первым среди русских исследователей Н.Я. Данилевский сфор­мулировал и научно обосновал тезис отчужденности Европы от России. Причина этой отчужденности, по его мнению, в прин­ципиальном цивилизационном различии двух мировых сил: Европа не признает нас своими. Европейцы видят в России и сла­вянах не только чуждое, но и «враждебное начало5. Он сформулировал самое важное требование приведения внеш­ней политики России в соответствие с объективными задачами раз­вития и укрепления «славянского культурно-исторического типа». Гораздо позже этот принцип — зона влияния одной цивилизации — получил название «большого пространства». В конце XIX — начале XX в. концепция Н.Я. Данилевского получила развитие в работах русского философа К.Н. Леонтьева (1831 — 1891), немецкого философа О. Шпенглера (1880—1936), русского ученого-евразийца П.Н. Савицкого (1895—1968), его ученика Л.Н. Гумилева (1912—1992). Наиболее же обстоятельно рассмотрел и развил эту концепцию крупнейший английский ученый-историк и социолог Арнольд Тойнби (1889—1975). В своей многотомной работе «Постижение истории» он дал подробную классификацию цивилизаций. В особый тип цивилизации он выделил «православно-русскую».
А. Тойнби предложил довольно оригинальную теорию истоков и развития цивилизаций «как «Вызова-и-Ответа». Теория цивилизаций занимает умы ученых-геополитиков и в конце XX в. Так, много споров вызвала книга профессора Гарвард­ского университета Сэмуэля Хантингтона (р. 1927) «Столкновение цивилизаций?» (1993 г.). Автор утверждает, что в XXI в. основ­ным источником конфликтов будут не экономика или идеология, а цивилизационные различия. Он считает, что «Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями — это и есть линии бу­дущих фронтов». Картина мира в XXI в. видится ему как резуль­тат взаимодействия и соперничества «семи-восьми крупных ци­вилизаций», среди которых будет и «православно-славянская», противостоящая насильственной вестернизации»6. По мнению многих ученых, разрабатывающих цивилизационную теорию, географические границы цивилизаций опреде­ляют пределы «естественного» влияния великих держав, сферы их жизненных интересов и территории военно-политического контроля. В таком методологическом подходе к геополитике просматривается тенденция увести данную науку из зоны гео­графии, сделать ее универсальной дисциплиной. Вторым источником геополитики, как считают многие ученые, были военно-стратегические теории. Признанными авторами таких теорий считаются Н.Макиавелли (1469—1527), К. фон Клаузевиц (1780-1831), Х.И. Мольтке (1848-1916) и др. Но наиболее сильное влияние на разработку и углубление этих теорий оказал американский военно-морской теоретик, историк Альфред Мэхен (1840—1914). В 1890 г. был напечатан капитальный труд адмира­ла-ученого «Влияние морской мощи на историю». Подробно о содержании книги сказано в гл. 2, сейчас же только отметим, что перу Мэхена принадлежит также книга «Проблема Азии и ее воздействие на международную политику» (1900 г.) и много статей на военно-политические темы. Этот автор ввел в научный оборот термин «прибрежные нации». В частности, адмирал писал: Политика изменялась как с духом века, так и с характером и про­ницательностью правителей: но история прибрежных наций опреде­лялась не столько ловкостью и предусмотрительностью правительств, сколько условиями положения, протяженности и очертания береговой линии, численностью и характером народа, т. е. вообще тем, что на­зывается естественными условиями7. На территории мирового пространства А. Мэхен выделил особую сферу между 30-й и 40-й параллелями — «зону конфлик­та», в которой, по его мнению, неизбежно, вне зависимости от воли конкретных политиков, сталкиваются интересы «морской империи», контролирующей океанские просторы, и «сухопутной державы», опирающейся на континентальное ядро Евразии (читай: Англии и России того времени). Морская империя, чтобы выжить, должна отбросить конти­нентальную державу как можно дальше в глубь Евразии; империи важно завоевать прибрежную территорию, поставить под контроль «прибрежные нации, для чего надо окружить против­ника кольцом военно-морских баз». Видным разработчиком военно-стратегических концепций был русский генерал-фельдмаршал (последний фельдмаршал России) Д.А. Милютин (1816—1912). Военно-стратегические теории внесли в методологию геопо­литики идею ключевых пунктов и зон, позволяющих контроли­ровать значительные территории потенциального противника. В наше время — время космических технологий (оборона, комму­никации) эти подходы получают качественно новое значение. Третьим теоретическим источником геополитики являются концепции географического детерминизма. Это наиболее древ­ний источник познания. Идеи о влиянии географической среды (климата, почв, рек, морей и пр.) на историю и человека встре­чаем у Геродота, Гиппократа, Фукидида и других античных ав­торов. Полибий (ок. 200—ок. 120 до н.э.), например, объяснял суровость нравов жителей Аркадии господством туманного и холодного климата: По этой... причине народы представляют столь резкие отличия в ха­рактере, строении тела и в цвете кожи, а также в большинстве занятий8. Аристотель (384—322 до н.э.) в труде «Политика» подчеркивал особенность геополитического положения острова Крит: Остров Крит как бы предназначен к господству над Грецией, и гео­графическое положение его прекрасно: он соприкасается с морем, во­круг которого почти все греки имеют свои места поселения; с одной стороны он находится на небольшом расстоянии от Пелопонеса, с другой —от Азии...9. Европейская эпоха великих географических открытий яви­лась новым этапом развития идей географического детерминиз­ма. Французский ученый Жан Воден (1530—1596) в работе «Шесть книг о государстве» (1577 г.) вновь поднял интерес к проблеме географического детерминизма. Различия и изменения ,в государственном устройстве он объяснял тремя причинами: Божественной Волей, человеческим произволом и влиянием природы. На первое место по силе влияния природы он ставил географические причины, а наибольшее значение среди всех географических факторов придавал климату. Земной шар Ж. Воден делил на три части: жаркую — экваториальную, хо­лодную — полярную и среднюю — умеренную. Вслед за греческим мыслителем Полибием он утверждая, что характер народов в первую очередь зависит от климатических условий их места развития. На севере живут более сильные физически и воинст­венные люди, на юге — более одаренные. При правильном взгляде на историю, полагал Ж. Боден, видно, что «величайшие полководцы приходят с севера, а искусство, философия и мате­матика рождаются на юге». Идеи географического детерминизма нашли широкое рас­пространение в XVIII—XIX вв. Особенно популярны они были во Франций. В работе «О духе законов» (1748г.) французский просветитель, философ Шарль Монтескье (1689—1755) главную причину в законодательном устройстве государств вслед за Боденом видел в особенностях климата. В холодном климате, по­лагал Монтескье, люди более нравственны. В умеренном люди нравственно неустойчивы, потому что недостаточно определен­ные свойства этого климата не в состоянии дать им устойчи­вость. А жаркий климат ослабляет характер людей, что, по мыс­ли Монтескье, привело к развитию рабства10. В Англии эти идеи тоже находили своих сторонников, на­пример, историк Генри Бокль (1821 — 1862), но наибольшее рас­пространение они получили в Германии: философ Иоган Готфрид Гердер (1744—1803), географ и естествоиспытатель Алек­сандр фон Гумбольдт (1769—1859) полагали, что наибольшее влияние на развитие цивилизации оказывают география, даю­щая целостную картину мира и, в частности, климат, почва, географическое положение. Немецкий географ Карл Риттер (1779—1859) утверждал, что «существование человека целиком связано с землей — тысячами цепких корней, которые невоз­можно вырвать»11. Наиболее глубоко, обстоятельно эти факторы наравне с другими были развиты немецким ученым Фридрихом Ратцелем и шведом Рудольфом Челленом.
<< | >>
Источник: Нартов Н.А.. Геополитика. (Учебник для вузов). 1999

Еще по теме 1.1. Понятие геополитики:

  1. Глава 8. Теории мирохозяйственных связей и экономическая геополитика
  2. Нартов Н.А.. Геополитика. (Учебник для вузов), 1999
  3. 4. Геополитика
  4. 4. Шкала Бине-Симона. Понятие «умственного возраста». Шкала Стэнфорд-Бине. Понятие об «интеллектуальном коэффициенте» (IQ). Работы В. Штерна
  5. 4.2. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ИСТОЧНИКОВ (ФОРМ) НАЛОГОВОГО ПРАВА. СИСТЕМАТИЗАЦИЯ НАЛОГОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ (ИНКОРПОРАЦИЯ, КОНСОЛИДАЦИЯ, КОДИФИКАЦИЯ)
  6. Статья 25.7. Понятой
  7. 19. Понятие «налоговая система РФ». Соотношение понятий «налоговая система» и «система налогов»
  8. Иерархии понятий
  9. Иерархии понятий
  10. ЖИТЕЙСКОЕ ПОНЯТИЕ
  11. Приобретение понятий
  12. Приобретение понятий
  13. Функции понятий
  14. Функции понятий
  15. § 1. Понятие вещи
  16. Понятие event
  17. Словарь понятии и терминов
  18. 4.1. Понятие земельных правоотношений
  19. 1.1. Понятие предпринимательского права