6.1. Основные подходы к анализу политического лидерства

Практически все исследователи лидерства вообще и политического лидерства в частности отмечают, что для научного знания данная проблема является комплексной. Поэтому она рассматривается и изучается целым рядом наук (психологией, социологией, политологией, философией, историей, теорией управления и др.).
Множество подходов, акцентирующих внимание на различных аспектах данного феномена, позволяют осуществить его всестороннее исследование. Действительно, если говорить о личности лидера, в том числе лидера политического, о его чертах и качествах, то не обойтись без психологии личности. Социальная философия рассматривает лидерство как философский феномен, проявляющийся в воздействии политического лидера на процесс общественного развития. История видит в лидерстве исторический факт, вписанный в хронологию исторического процесса, она позволяет исследовать реальные события, касающиеся жизни и деятельности конкретных политических лидеров. Социальная психология изучает лидерство как процесс взаимодействия психологических и социальных факторов. Социология рассматривает лидерство как социальный институт, благодаря которому осуществляется взаимодействие и согласование интересов членов социума. Если же подходить к изучению лидерства как к явлению политическому, как специфическому аспекту политической деятельности и отношений – оно уже становится задачей политологии. Конечно, в реально существующей действительности все стороны данной проблемы диалектически взаимосвязаны, что само по себе предполагает дополнительные сложности, если изучать ее с помощью какой‑либо одной науки. Основные этапы эволюции представлений о политическом лидерстве отражены в теоретических исследованиях как древних мыслителей, так и современных ученых. Проблема лучшего политического правления в интересах прогрессивного и безопасного развития общества, роли в этом процессе «верховного правителя» находит свое нравственно‑политическое объяснение у большинства философов и публицистов далекой истории, занимавшихся политической тематикой (Конфуций, Платон, Аристотель, Н. Макиавелли, Т. Гоббс, И. Кант и др.) [55] . Правовые и политические основания, утвердившиеся в конце XIX в. в результате новых принципов взаимодействия лидеров и государств, подготовили научное обособление проблемы политического лидерства. Особенно широкое распространение в изучении данной проблемы в конце XIX – начале XX в. получили попытки объяснить феномен политического лидерства с помощью психологических аспектов формирования личности политического лидера (Г. Лебон, Ф. Ницше, 3. Фрейд, У. Буллит, Г. Лассуэлл и др.) [56] . Стройную систему психологических взглядов и психоаналитической методологии , позволяющей по‑новому анализировать политическое лидерство, впервые предложил 3. Фрейд. При этом он опирался на идеи своих предшественников, в том числе Г. Лебона, о роли «вожаков» толпы в ее организации и руководстве. «Лишь только известное число живых существ соберется вместе, все равно, будет ли то стадо животных или толпа людей, они инстинктивно подчиняются власти своего вождя. В толпе людей вождь часто бывает только вожаком, но тем не менее роль его значительна… Он составляет собой первый элемент организации разнородной толпы и готовит в ней организацию сект. Пока же это не наступит, он управляет ею, так как толпа представляет собой раболепное стадо, которое не может обойтись без властелина» [57] . 3. Фрейд также видел основу механизма выдвижения политических лидеров в подсознательном стремлении людей к отцу‑лидеру, а сам феномен рассматривал как результат процессов в глубинных уровнях осознания бессознательного поведения и мотиваций лидера. «Всем участникам массы нужно быть равными меж собой, но все они хотят власти над собой одного. Множество равных, кои могут друг с другом идентифицироваться, и один‑единственный, их всех превосходящий, – вот ситуация, осуществленная в жизнеспособной массе… С самого начала существовало две психологии: одна – психология массовых индивидов, другая – психология отца, возглавителя, вождя» [58] . Природное начало политического лидерства, в отличие от социокультурного, рассматривается Фрейдом как подлинно выражающее сущность этого явления и интерпретируется им, прежде всего, с точки зрения внутренней активности политического лидера, мотивов его поведения. Позднее 3. Фрейд и У. Буллит впервые на основе анализа психофизиологических особенностей и бессознательных стремлений воссоздали психобиографию одного из американских президентов – В. Вильсона. Работа этих ученых «Томас Вудро Вильсон, 28‑й президент США» [59] заложила основы психоаналитического исследования политического лидерства. Это направление было продолжено Г. Лассуэллом. В своей классической работе «Психопатология и политика» [60] он утверждает, что для активной политической деятельности индивидов мотивацией служит их низкая самооценка, чувства тревоги и незащищенности, определяющие в целом их потребность в обладании политической властью и тем самым компенсирующие соответствующие чувства неадекватности. С полным основанием именно Г. Лассуэлла можно считать основоположником неофрейдизма в политической психологии. Он и его единомышленники считали, что только поверхностный слой поведения объясняется собственно политическими целями и ценностями. Глубинные же мотивы поведения определяются интенсивными и иррациональными по своей природе психическими образованиями. Тем самым подтверждается вывод о том, что власть и борьба за власть призваны компенсировать психологическую неполноценность (неадекватность), которая закладывается в детском возрасте. В целом же политическое лидерство изучается неофрейдистами в двух направлениях: 1) как средство преодоления некоторого внутреннего конфликта «вполне нормальной личности» политика; 2) как феномен лидерства, выведенный из психопатологических черт личности лидера, обеспечивающих ему политический успех. М. Вебер связывал психологические аспекты политического лидерства с особенностями властной мотивации активности политика. «Кто занимается политикой, тот стремится к власти: либо к власти как средству, подчиненному другим целям (идеальным или эгоистичным), либо к власти ради нее самой» [61] . Свое дальнейшее развитие психологическое направление получило в рамках одной из составляющих политической науки – политической психологии (А. Филлей, Р. Хаус, Г. Герт, С. Милз, Ф. Фидлер, Э. Холландер, И. Дженнингс, Р. Стогдилл, М. Херманн, Д. Винтер и др.) [62] * Ее предмет сегодня – «свойства, состояния и психические процессы, модифицирующиеся в процессе взаимодействия личности с властью» [63] . Важным направлением анализа политического лидерства является его рассмотрение в контексте макросоциальных процессов в обществе. Такие крупные ученые, как А. Камю, Э. Фромм, К. Ясперс, в своих трудах особое внимание уделяли философскому осмыслению политического лидерства. К. Ясперс, например, представлял явление политического лидерства как выражение обобщенной воли, реализацию которой в историческом процессе он назвал «устойчивой тенденцией неуклонности» [64] . Г. Плеханов в свое время так определял роль личности в общественном развитии: «…Личности, благодаря особенностям своего характера, могут влиять на судьбу общества. Иногда влияние бывает даже значительное, но как сама возможность подобного влияния, так и размеры его определяются организацией общества, соотношением его сил. Характер личности является “фактором” общественного развития лишь там, лишь тогда и постольку, когда и поскольку ей позволяют это общественные отношения» [65] . Здесь следует отметить, что объяснение политического лидерства с точки зрения приоритетности воздействия комплекса только лишь объективных причин также не лишено крайностей. В данном случае игнорируется психология личности лидера, а политическое лидерство считается возможным лишь в случае возникновения каких‑то крупных социальных конфликтов.
Чаще всего это происходит тогда, когда «…история общества представляется как поле приложения надындивидуальных безличностных сил, неизменных законов развития общественных организмов, сводящих роль человеческих индивидуумов и факторы субъективного целеполагания к нулю» [66] . Нечто среднее между крайними вариантами в исследованиях политического лидерства воплощает в себе позиция Бертрана Рассела [67] , который, выделяя стремление лидера к власти (независимо от движущих мотивов – личных или общественных) в качестве основной детерминанты, не снимает проблему роли исторических условий в появлении политического лидера. Но взаимодействие личностных качеств и социальной детерминанты неоднозначно. По Расселу, возможен вариант, когда сама личность использует исторические обстоятельства, чтобы стать лидером; возможна и ситуация, когда человек обретает статус лидера без наличия исторических условий; исключается лишь лидерство без стремления человека к власти. На наш взгляд, представителю культурологического подхода Р. Такеру удается избежать абсолютизации какой‑либо из сторон лидерства при рассмотрении данной проблемы. Он, в частности, отмечал, что «культура в целом, как сумма определенных привычек, относительно постоянна, но может изменяться под воздействием тех или иных причин. Ускорить эти изменения могут движения лидерства, когда в таковых возникает потребность общества». [68] В работе «Политика как лидерство» [69] , рассматривая политическое лидерство в контексте изменений в политической культуре общества, он подчеркивает, что потребность в лидерстве возникает тогда, когда обстоятельства обретают значимость для целых групп людей. В малых группах, как правило, лидерство неформальное, а в больших, наоборот, обычно присутствуют формальные структуры лидерства. Р. Такер отмечает: «…В какой‑то проблемной ситуации, в другой работе, когда официальное лидерство не предлагает своих оценок и мер, это делает кто‑либо другой из граждан» [70] . Говоря о научной эффективности такого подхода, социолог Дж. Бернс отмечал, что «исследователь политического лидерства не может удовлетвориться анализом или культуры, или только личности как абстрактных сущностей, а должен изучать их взаимодействие» [71] . Таким образом, практически на всех уровнях теоретического осмысления феномена политического лидерства неотъемлемым условием его эффективного изучения является рассмотрение как личностного, так и институционального аспекта в их взаимодействии. В современном понимании политическое лидерство – это политический феномен, представляющий собой один из субъектов осуществления властных функций в государстве и обществе. Поскольку политика – всегда организованный процесс социальной деятельности и отношений, она объективно требует наличия авторитета, олицетворяющего коллективную волю и осознанный общий интерес. Авторитета не только властного, предполагающего возможность принуждения членов сообщества, но и основанного на добровольном признании влияния того, кто обладает, по сравнению с другими, преимуществом в знании, в понимании общего интереса, в опыте, организованности и т. д. Наконец, если политика суть руководство людьми, если она включает определение коллективных целей и мобилизацию ресурсов и принятие решений, необходимых для достижения намеченных целей, то естественна необходимость ядра политической деятельности, в котором воплощается способность субъекта интегрировать интересы и волю сообщества и направлять их в общее русло во имя реализации желаемых целей. Таким ядром выступает политический лидер. Им могут быть как отдельные политические деятели, так и организации: партии, государственные институты (глава государства, правительства), общественные организации, элиты. Вышеупомянутый американский ученый Р. Такер, выделял три основные функции политического лидерства – диагностическую, директивную и мобилизационную. Их он рассматривает как универсальную модель функций политического лидерства. Диагностическая функция предполагает своевременную оценку ситуации, определение наиболее важных проблем, выделение негативных тенденций и установление путей их преодоления. «Диагноз» ситуации лидер ставит на основе информации, полученной от советников и помощников. Директивная функция означает выработку линии поведения группы, принятие решений для изменения ситуации и выбор момента начала действий. Наконец, мобилизационная функция – это конкретные действия по достижению поставленной цели, вовлечение в эту деятельность индивидов, социальных групп, слоев [72] . В конкретных обществах функции лидеров зависят от уровня культуры населения, типа политического режима, состояния экономики, наконец, от индивидуальных качеств самих лидеров. В граждански зрелых обществах возможности доступа к лидирующим позициям политиков‑дилетантов и популистов существенно ниже, чем в традиционных и переходных обществах. Объективно обусловленный феномен политического лидерства таит и определенную опасность. Завышенная оценка функций и роли политических руководителей нередко принимает форму культа. Культ наиболее характерен для тоталитарных государств, но его элементы проявлялись и в странах демократических, как это имело место во Франции во время президентства де Голля. Культ политических руководителей – неотъемлемый элемент сакрализации власти. По своей сути он сродни языческому идолопоклонству, особенно в таких его атрибутах, как памятники, мавзолеи, мемориальные комплексы, религиозные ритуалы. В тоталитарных государствах идейные истоки культа личности лежат в претензии идеологий на монопольное обладание истиной. Лидеры, олицетворяющие эти «единственно верные идеологии», наделяются качествами пророков и ясновидцев. Благоприятными субъективными предпосылками культа личности являются патриархальная и подданническая политические культуры, которые исходят из веры в «хорошего царя» или руководителя, из принятия жесткой иерархической организации общества. Важнейшей непосредственной причиной культа обычно служит огромная концентрация власти в руках одного человека, тотальная личная зависимость всех нижестоящих не столько от результатов своего труда, сколько от благосклонности руководства. История показывает, что весьма важные действия лидеров могут идти вразрез с интересами и ожиданиями поддерживающих их социальных слоев именно в условиях «культа личности». Характерные примеры – политика А. Гитлера, И. Сталина, С. Хусейна. Из вышеизложенных обстоятельств формирования культа личности вытекает необходимость включения в механизм лидерства системы контроля за деятельностью лидера в виде совокупности демократических процедур (выборность, сменяемость, отчетность, создание сдержек и противовесов и пр.). Таким образом, политическое лидерство национального масштаба может рассматриваться, во‑первых, как тип субъекта политической деятельности (субъект‑лидер); во‑вторых, как отношения между субъектом и объектом деятельности (лидерство‑управление); в‑третьих, как политический институт – механизм функционирования и реализации лидерства. Следует выделить ряд устойчивых, ориентированных на будущее тенденций, которые характеризуют политическое лидерство. Среди них: • зависимость личных властных полномочий политических лидеров от типа политического режима; • институционализация лидерства, т. е. деятельность политических руководителей осуществляется прежде всего в рамках определенных политических институтов – государства, партий, общественных движений; • возрастание требований к профессиональным и моральным качествам политических лидеров, обусловленное усложнением характера управленческих задач, и др.
<< | >>
Источник: Под ред. Б. Исаева. Введение в политическую теорию для бакалавров. (Учебное пособие). 2013

Еще по теме 6.1. Основные подходы к анализу политического лидерства:

  1. 2. Эводюиия подходов к анализу науки
  2. Подходы к анализу психических расстройств
  3. Подходы к анализу психических расстройств
  4. 2. Реформирование политической системы. Реформа избирательной системы. Анализ либеральных и других движений.
  5. Формирование рыночного подхода к анализу инвестиций
  6. Неоинсгтуциональные подходы к анализу «неформальности»
  7. 3.1. Механизм функционирования рынка труда и теоретические подходы к его анализу
  8. Основные ПОДХОДЫ и методы оценки стоимости недвижимости
  9. Основные подходы в интерпретации бухгалтерского баланса
  10. Основные подходы к диагностике и классификации рисков
  11. 2.2. Основные подходы, концепции и школы менеджмента
  12. ЛИДЕРСТВО В ЦЕНАХ
  13. 10.5. Основные подходы к оценке инновационной технологии
  14. 2. Банковское право: основные подходы
  15. Стили лидерства (leadership styles)