2.1 «Органическая школа» Фридриха Ратцеля

Одним из основателей геополитики по праву считается немец­кий ученый Фридрих Ратцель, геолог, палеонтолог и зоолог. Фридрих Ратцель окончил политехнический университет в Карлс­руэ, затем — университет в Гейдельберге, где прослушал курс лекций профессора Эрнста Геккеля (автора термина «экология»). Мировоззрением и методологией Ф. Ратцеля были идеи эволю­ционизма и дарвинизма. В системе взглядов немецкого ученого — «отца» геополитики — видны многие идеи родоначальника социологии француза Огюста Конта: эволюционизм, признание влияния географической среды на развитие народа, государства, роли демографических и космических факторов в функциониро­вании политических систем, жизни этносов и государства. Это влияние О. Конта просматривается в работах Ф. Ратцеля: «Земля и жизнь. Сравнительное землеведение», «Народоведение» и в фундаментальной книге «Политическая география». Уже в работе «Земля и жизнь» «отец» геополитики рассматривает землю как единое целое: твердая, жидкая и газообразная части земли, равно как жизнь, развивающаяся в них, — одно целое, элементы которого связаны между собой исторически и находятся в непрерывном взаимодействии. Все это, пишет Ф. Ратцель «мы и называем органическим пониманием земли». Водные и воздуш­ные бассейны он считал двумя морями, где твердая часть земли являлась дном этих двух морей1. Первый шаг людей к морю ученый определяет как «начало всемирной истории человечества». Народоведение несовершенно, если оно знает только земледель­цев и скотоводов, кочевников и охотников. Морские народы, по мнению Ратцеля, образуют оригинальную группу — ...их распространение, жилища, деятельность совершенно своеобраз­ны. Морские народы распространяются скачками с острова на остров, с одной береговой полосы на другую. Такая морская кочевая жизнь, полагает Ратцель, обусловлена избытком населения, повторяющимся через несколько поколе­ний. «Что-то сходное с природой моря, — пишет далее автор, — лежит в истории этих народов». Он утверждает, что история Египта или Китая, где отсутствует морская кочевая жизнь, однообразна, ее ходу не хватает живого обмена противоречий, и она рано приходит в застой. Отсюда он делает вывод: ... в замкнутой среде материковых земель развиваются лишь полу-культуры, а пастушеские народы живут вне границ культуры, враждеб­ны ей 2. Настоящей мировой державой, по его мнению, была та держава, которая владела морем, — это Рим, Испания, Англия. Ф. Ратцель также обстоятельно анализирует значение климата в жизни народов. Особо останавливается на факторах воздействия климата на человека: влияние теплоты, давления и влаж­ности воздуха на тело и психику человека, влияние света, кли­мата на внешний образ жизни человека, а также исследует образ жизни человека в течение одних суток и годового цикла време­ни. Он отмечает троякого рода влияние климата на человека: • непосредственные изменения в физической и душевной жизни человека под влиянием света, тепла, холода, сырости, су­хости, давления воздуха и ветров, влажный воздух тропиков действует усыпляющим образом тогда, как сухость австралийского воздуха возбуждает нервную систему. Отсюда различия характе­ров провансальца, живущего в климате Средиземного моря, и бретонца или нормандца, страна которого обладает климатом южной Англии. Те же отличаи видны, по его мнению, в харак­тере жителя Северной Америки и Техаса, новой Англии и Кана­ды или Калифорнии; • климат воздействует на переселение народов. Континен­тальный климат степей приводит к кочевому образу жизни: ко­чевники переходят границы своих земель, наводняют другие страны, где под влиянием сырого климата обращаются в земле­дельцев: * от климата зависят произрастание растительности и рас­пределение животных, а следовательно, образ жизни человека. В Исландии невозможно развитие земледелия, и население зани­мается овцеводством и рыболовством. В тех же южных Штатах Северной Америки, где произрастают табак, хлопок, появились рабы — негры, отсюда образовался своеобразный социальный слой3. Однако автор делает исключение из этого правила, отмечая, что народы не на всякой ступени развития одинаково подчиня­ются влиянию климата. Но при работе и переселении на новые места, особенно в тропиках, климатические воздействия сказы­ваются всего сильнее. По мере развития культуры противодейст­вие этому влиянию увеличивается, так что для недоразвившегося народа климат является главнейшим условием его дальнейшего существования. Температурные колебания, по Ратцелю, благоприятствуют здоровью и культуре, обмену веществ и развитию ума, и тропический климат действует так удручающе и усыпляюще исключи­тельно благодаря малым колебаниям температуры. Давление воздуха также оказывает влияние на тело и психи­ку человека. На высотах более разреженный воздух, — считает ученый, - отнимает менее тепла у организма, а последний получает от солнца и небесного свода гораздо больше лучей, чем в низинах, так как поглощение лучей влагой здесь меньше, благодаря сухости воздуха на высотах умеренных поясов нет многих заразных болезней, а на тропических высотах нет ни малярий, ни других болезней, свойственных влажным и сырым низменностям . Главной задачей своего труда «Народоведение» Ф. Ратцель считает «географическое воззрение (рассмотрение внешних ус-твий) и тропическое разъяснение (рассмотрение развития). В гвоей фундаментальной работе он формулирует и развивает те­ме о том, что распространение человеческих рас, форм брака, развитие браков, общественного труда связаны во многом с природно-климатическими условиями. Однако он подчеркивает родовой признак людей, единство человеческого рода - это, по его мнению, есть теллурический, или планетный, признак . Человек - гражданин земли в самом широком смысле слова. Из всех существ, связанных с почвой, он — одно из самых подвижных. Отдельные движения сплетаются между собою и из них выходит великое движение, субстратом которого является все человечество. Таким образом, мы получаем право говорить о единстве человеческого рода, если под единством мы будем подразу­мевать общность естественной почвы, создаваемую природой. В качестве доказательства влияния почвы, географической Череды на виды деятельности человека Ф. Ратцель приводит данные статистики о плотности населения развитых регионов пла­неты: Африки, Северной Америки, Азии, Океании и т.д. Численность людей тесно связана с их почвой, оказывающей зна­чительное влияние на их внутреннее развитие, распространение и взаимные отношения, — и далее он говорит, что развитие нынешних состояний человечества зависит^ гораздо выс­шей мере, чем обыкновенно полагают, от увеличившейся численности населения. Организация народов внеевропейского культурного круга не допускает плотного народонаселения. Небольшие общины, обра­батывающие клочки земли, отделены друг от друга обширными пус­тыми пространствами... Они значительно ограничивают сношения ме­жду людьми и делают невозможными большие скопления людей .
Другим фактором, влияющим на образ жизни населения, по его мнению, является культура, в частности, культура землевладения, садоводства. Где выше уровень культуры земледелия, там гуще население. И чем ближе люди соприкасаются между собою, тем ближе они прини­мают участие друг в друге, тем менее погибает культурных приобре­тений, тем выше поднимается соревнование в проявлении силы. Ум­ножение и укрепление численности народа находится в самой тесной связи с развитием культуры: в старых и новых культурных центрах мы видим плотно скученные народные массы7, Этот тезис он подтверждает ссылкой на плотность населения Китая и Индии, с одной стороны, и кочевых народов Монголии и Тибета и восточных тюркских народов — с другой, где прожи­вает менее 1/60 части населения от числа китайцев и индийцев. Ратиель делает вывод о том, что редкое население уже само в себе, заключает повод к упадку; его не­большая численность легче подвергается ослаблению и исчезнове­нию. Быстрый расход жизненных сил является признаком всех наро­дов более низких ступеней культуры. Основа, на которой держится их хозяйство, узка и неполна: воздержанность часто граничит с бедно­стью, нужда является частым гостем и у них отсутствуют все меры предосторожности, которыми врачебное искусство окружает нашу жизнь. В борьбе с торжествующими силами природы арктических стран и степных областей южного полушария упадок, замечаемый на границе Эйкумены, может доходить до полного истощения, даже до уничтожения целого народа. По мнению Ратцеля, вымирание диких народов происходит в двух случаях: самоуничтожение и под влиянием высшей куль­туры. Обе эти причины действуют вместе. Таким образом, распространение культуры представляется нам самоускоряющимся разрастанием культурных народов на земном ша­ре, которое ведет к более полному осуществлению единства челове­ческого родак. Он рассматривает различия между народами по степени давле­ния на них культуры, по характеру связи с природой. Он пишет: Культура делает нас свободными не в смысле полного отрешения от природы, а в смысле более разнообразной и широкой связи с нею. Крестьянин, собирающий свой хлеб в житницу, столько же зависит от почвы своего поля, сколько индиец, собирающий в болоте водяной рис, который он не сеял, но для первого эта зависимость менее тяжела, так как запас, который он предварительно собрал, освобождает его от за­бот, тогда как последнего близко затрагивает каждая буря, сбивающая колосья в воду. Мы не освобождаемся от влияния природы,... мы осво­бождаемся только от влияния отдельных случайносте..., вследствие того, что связь наша с нею становится разнообразнее. Ратцель как антропограф ставит своей задачей «узнать чело­вечество во всех его частях в том виде, в каком оно живет в настоящее время». Однако предпочтение он отдавал «географическому положению, климату и почве». Вокруг них вращаются интересы народов. Государство у него — это живой организм, укоренен­ный в почве. В государстве отражается объективное осмысление народом этой данности. Все это выражается в политике, вби­рающей в себя географические, демографические и этнокуль­турные признаки нации. В «Политической географии» он, в ча­стности, писал, что государства — это пространственные явле­ния, управляемые и оживляемые этим пространством, и описы­вать, сравнивать, измерять их должна география. Итак, видно, что понимание государства как живого пространственного, уко­рененного в почве организма — главная мысль теории Ратцеля. Отсюда видно, что пространственная экспансия государства вы­ступает как естественный живой процесс, подобный росту жи­вого организма, о чем в свое время писал основатель органиче­ской школы в социологии Г, Спенсер. Пространство, по Ратцелю, есть жизненное пространство, геобиосреда, которая дает народу жизненную энергию, рассмат­ривается как жизненное непрерывное тело этноса, проживаю­щего на этом пространстве. О соотношении этноса и пространства он писал, что «характеристики государства развиваются из характеристик народа и почвы». Наиболее важные характери­стики — размеры, местоположение и границы. Далее следуют типы почвы вместе с растительностью, ирритация и, наконец, соотношения с остальными конгломератами земной поверхно­сти, в первую очередь с прилегающими морями и незаселенны­ми землями. Но когда говорят о «нашей стране», к этому добав­ляется все то, что человек создал, и все связанные с землей вос­поминания. Так географическое понятие превращается в духов­ную и эмоциональную связь жителей страны и их истории. Государство является организмом..., потому что эта связь вэаи-моукрепляется, становясь чем-то единым, немыслимым без одного из двух составляющих... Обитаемое пространство... способствует разви­тию государства, особенно если это пространство окружено естест­венными границами. Если народ чувствует себя на своей территории естественно, он постоянно будет воспроизводить одни и те же харак­теристики, которые, происходя из почвы, будут вписаны в него9. Ратцель одним из первых сформулировал мысль о том, что у больших стран, государств, которые рождаются, растут, умира­ют, проявляется тенденция к географической экспансии. Рас­ширение и сжатие государства — естественный процесс, связанный с жизненным циклом. Ратцель сформулировал семь законов пространственного роста государств, прежде всего законы пространства и местонахождения. Это совокупность принципов пространственного роста государств: • Пространство государства растет вместе с ростом его культуры. • Рост государства предполагает дальнейшее развитие идей, торговли, т. е. повышенную активность во всех сферах жизни общества. • . Рост государства идет за счет поглощения (присоединения) малых государств. • Граница — это периферийный орган государства, она — признак его роста, силы или слабости и изменений в его организме. • Государство стремится вобрать в себя наиболее ценные элементы физического окружения: береговые линии, рус­ла рек, районы, богатые ресурсами. • Первотолчок к территориальному росту приходит к не­развитым государствам извне, от более развитых (высоких) цивилизаций. • Тенденция к слиянию — характерная черта государств, которая переходит от одного к другому, постоянно наби­рая силу10. Рост государств он считал «всеобщей, универсальной тен­денцией. Развитие контактов людей, обмен, торговля — это пре­людия к установлению политического контроля государства над новыми колонизируемыми территориями». Торговля и война у него — это две формы, две стадии в процессе территориального государства. Ф. Ратцель первым высказал мысль о возрастании значения моря для развития цивилизации. Таким образом, мы видим, что в его трудах содержатся все основные идеи, на которых и поны­не базируется наука геополитика.
<< | >>
Источник: Нартов Н.А.. Геополитика. (Учебник для вузов). 1999

Еще по теме 2.1 «Органическая школа» Фридриха Ратцеля:

  1. 4. Экономические воззрения Фридриха фон Визера
  2. Органические синдромы (organic syndromes)
  3. Органические психозы (organic psychoses)
  4. ОЩУЩЕНИЯ ОРГАНИЧЕСКИЕ
  5. ОРГАНИЧЕСКИЕ ОЩУЩЕНИЯ — см. Ощущения органические.
  6. ОРГАНИЧЕСКИЕ ОЩУЩЕНИЯ
  7. МАТРИКС ОРГАНИЧЕСКИЙ
  8. ОЩУЩЕНИЯ ОРГАНИЧЕСКИЕ (англ. organic sensations)
  9. ЖАЖДА — см. Ощущения органические.
  10. ГОЛОД — см. Ощущения органические.
  11. БУЛИМИЯ — см. Ощущения органические.
  12. 2. Историческая школа Германии
  13. ЭЛЕЙСКАЯ ШКОЛА
  14. ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА В ГЕРМАНИИ
  15. § 2. Чикагская школа монетаризма
  16. АНГЛИЙСКАЯ АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА
  17. АНГЛИЙСКАЯ АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА
  18. ГАРВАРДСКАЯ ШКОЛА
  19. КЕМБРИДЖСКАЯ ШКОЛА