2.5. Концепция «поссибилизма» Видаля де ла Бланша

Основатель французской геополитической школы Видаль де ла Бланш (1845—1918) — профессиональный географ. В свое время он увлекся политической географией Ф. Ратцеля и на ее основе создал свою геополитическую концепцию, в которой тем не ме­нее подверг глубокой критике многие ключевые положения не­мецких геополитиков. В книге «Картина географии Франции», вышедшей в 1903 г., он, в частности, пишет: Отношения между почвой и человеком во Франции отмечены ори­гинальным характером древности, непрерывности... Люди живут в од­них и тех же местах с незапамятных времен. Источники, кальциевые скалы изначально привлекали людей как удобные места для прожива- ния и защиты. У нас человек — верный ученик почвы. Изучение почвы поможет выяснить характер, нравы и предпочтения населения27. Как видим, здесь он твердо стоит на теории почвы. Но в последствии в большей степени его идеи формировались на базе богатых традиции французских географических и исторических концепций. Он критически осмыслил и переработал многие течения германской политической и географической мысли. Этот критический подход ярко виден при сопоставлении с подходом к геополитике ее основателя Ф. Ратцеля. Критический дух по отношению к учениям германских геополитиков характерен для абсолютного большинства ученых Франции первой половины XX в. Если ядро теории Ратцеля составляют категории пространстства (Raum), географического положения государства (Lage), «потребность в территории», «чувство пространства» (Raumsinn), то у Видаля де ла Бланша в центре стоит человек. Де ла Бланш по сути является основателем «антропологической школы» политической географии, которая стала в его «исполнении» альтернативой германской школе геополитики «теории большого пространства» и получила название поссибилизм. Указанное противостояние в науке — отражение реальных противоречий между двумя странами-соседями, Францией и Германией, друзьями-соперниками, отражение всей суммы про­тиворечий, накапливавшихся веками. Разные научные подходы к разрешению глобальных противоречий между двумя странами — это теоретическое отражение попыток разрешения глобальных проблем, поиск наиболее оптимальных путей достижения поставленных целей. В фундаментальной работе «Восточная Франция» (1919г.) Видаль де ла Бланш анализирует проблему геополитического соперничества Франции и Германии — проблему Эльзаса и Лотарингии, в целом восточной Франции. Он выдвинул идею пре­вратить эти земли (в основном немецкоговорящие), перешедшие росле Первой мировой войны вновь к Франции, в зону взаимного сотрудничества между двумя странами. Превратить эти богатые провинции не в барьер, отгораживающий одну страну от другой, дающий выгоду только одной стороне, а сделать их как можно более проницаемыми. По сути французский геополитик создал историческую модель развития сперва франко-германского, затем европейского геополитического пространства в целом. Французским же интересам де ла Бланш все же отдавал пред­почтение. Это видно из того, как обстоятельно он доказывает исторические, географические факты принадлежности этих земель Франции. В отличие от немецкой школы геополитики де ла Бланш от­казывается от жесткого географического детерминизма, напоми­нающего порой судьбу. Он ставил на первое место не географи­ческий фатализм, а волю и инициативу человека, человек, как и природа, может рассматриваться в качестве «географического фактора». Причем этому фактору он отводил активную роль субъекта воздействия на исторические процессы. Но действует этот активный субъект не изолированно, а в рамках природного комплекса. Главный элемент его теории — категория локальности разви­тия цивилизации. Ее основу составляют отдельные очаги, кото­рые являются первокирпичиками, элементами цивилизации. Они представляют собой небольшие группы людей, которые складываются во взаимодействии человека с природой. В этих первичных клетках — общественных ячейках — постепенно формируются определенные «образы жизни». Взаимодействуя с окружающей средой, человек растет, раз­вивается. Ученый отмечал: Географическая индивидуальность не есть что-то данное заранее природой; она лишь резервуар, где спит заложенная природой энер­гия, которую может разбудить только человек28. Эти первичные очаги, взаимодействуя между собой, начина­ют формировать и, наконец, образуют ту основу цивилизации, которая, эволюционируя, расширяется и охватывает все новые и новые территории. Это расширение происходит не всегда глад­ко, поступательно. В процессе расширения, усложнения струк­тур цивилизация переживает откаты, вспышки энергии сменя­ются катастрофами, регрессией. Сами формы взаимодействия «первичных очагов» — ячеек многообразны и противоречивы: есть в нем влияние (ассимиляция), заимствования и даже пол­ное уничтожение.
По теории де ла Бланша процесс взаимодействия начинается и, все ускоряясь, происходит в северной полусфере от Средиземномо­рья до Китайского моря. По его мнению, в Западной и Централь­ной Европе взаимодействие первичных очагов (элементов) цивили­зации происходило почти непрерывно и политические образования, сменяя друг друга, накладывались на ту или иную конфигурацию взаимодействующих между собой множеств не­больших очагов, сообществ, этих своеобразных микрокосмосов. Сближение и взаимодействие этих разнородных элементов, ассимиляция одними других привели к образованию империй, религий, государств, по которым с большей или меньшей суровостью прокатился каток истории... Именно благо­даря этим отдельным небольшим очагам теплилась жизнь в Римской империи, а затем — в Западной и Восточной римских империях, в им­перских государственных образованиях Сассанидов, персов и т.д. (В обширных областях Восточной Европы и Западной Азии цивилизаци-онный процесс нередко прерывался, возобновляясь несколько позже и частично)29. Как утверждает де ла Бланш, этот процесс протекал в Европе под влиянием специфических условий. Суть их сводилась к тому, что здесь соседствуют самые различные географические сре­ды: моря и горы, степи и лесные массивы, большие реки, связы­вающие север и юг, различные ландшафтные зоны, имеются плодородные почвы, морская линия изрезана заливами с удобными бухтами, климат, обусловленный влиянием теплых морей, благоприятен, не суров и в то же время не способствует развитию насекомых-паразитов, не парализует деятельность человека, способствует развитию его энергии. Все эти факторы, вместе взятые, по его мнению, и привели в значительной степени к образованию на Европейском пространстве самого большого многообразия отдельных очагов жизнедеятельности со своими «образами жизни». Взаимодействия этих элементов жизни, обо­гащение, ассимиляция, способность применять заимствованное стали причиной динамического развития европейской цивили­зации, основой ее богатства, самой характерной чертой. Как видим, де ла Бланш повторяет некоторые идеи Ф. Ратцеля: очень близки их подходы к всемирной истории как «беспрерывному процессу дифференциации». Но если говорить по большому счету, то эту мысль более глубоко и обстоятельно до обоих этих ученых сформулировал, обосновал, развил Г. Спенсер. Мы уже отметили выше, что Видаль де ла Бланш в своей концепции в отличие от Ф. Ратцеля и других геополитиков, де­лал акцент не только на окружающую географическую среду. Он по-иному рассматривал роль государств, политических образо­ваний в процессе развития цивилизаций. Если для Ф. Ратцеля, как уже сказано, государство — это и органическое существо, «развивающееся в соответствии с законом растущих террито­рий», то французский геополитик считает, что государство скорее напоминает нечто внешнее, вторичное, детерминируемое характером и формой взаимодействия локальных ячеек цивили­заций. Это взаимодействие происходит тем активнее, чем лучше от­лажены коммуникации между локальными очагами: реки, озера, моря, шоссейные и железные дороги и т.д. Коммуникациям де ла Бланш уделял в своих трудах очень много внимания и утвер­ждал, что в будущем при соответствующих коммуникациях, при активном взаимодействии отдельных цивилизационных очагов возможно создание мирового государства. И человек в том государстве будет осознавать себя «гражданином мира». Интересным аспектом в теории французского геополитика является мысль о постепенном преодолении противоречий меж­ду континентальными и морскими государствами. Эта консоли­дация, по его мнению, будет происходить путем складывания принципиально новых отношений между землей и морем. Он полагал, что континентальные пространства становятся все бо­лее и более проницаемыми, так как совершенствуются все виды коммуникаций, расширяется, модернизируется сеть дорог; мор­ские пути, перевозки (вообще море, океан) все более становятся зависимыми от связей с континентами. По этому поводу он го­ворит, что «взаимопроникновение» земли и моря — универсаль­ный процесс30. И еще один штрих в многоуровневой концепции француз­ского ученого. (Мы уже отмечали выше, что государство у него является как бы вторичным, «продуктом деятельности отдельных ячеек, обшностей, осознающих единство, сходство, совмести­мость главных элементов их бытия», оно (государство) — про­дукт этого осознаваемого единства.) Исходя из этого геополитик специфически понимает и границы государств. Граница — это жи­вой, осознаваемый феномен, она не обусловлена «внешними» рам­ками государства или непосредственно физико-географическими факторами.
<< | >>
Источник: Нартов Н.А.. Геополитика. (Учебник для вузов). 1999

Еще по теме 2.5. Концепция «поссибилизма» Видаля де ла Бланша:

  1. 1.3. Базовые концепции финансового менеджмента ,
  2. Теории и концепции
  3. Концепция event
  4. 76. Концепции способностей
  5. 10.5. Самосознание личности и формирование Я-концепции
  6. 2.2. Фундаментальные концепции финансового менеджмента
  7. О так называемых концепциях маркетинга
  8. 60. Поведенческая концепция Б. Скиннера
  9. 11.2 Концепции государственного бюджета
  10. Я-КОНЦЕПЦИЯ
  11. 2.1. Биогенетические и социогенетические концепции
  12. 2.3. Фундаментальные концепции (принципы) финансового менеджмента
  13. 3.3. Общемировые концепции развития здравоохранения