7.2. Германия и Россия

Геополитически Германия напоминает СССР, а сейчас — Рос­сию. Она находится в центре европейского континента, как ны­нешняя РФ в центре Евразии. С западной стороны их окружают сравнительно небольшие государства, а с восточной — мощные континентальные страны. Рельеф местности — равнина с не­большими возвышенностями, реки текут в основном меридио­нально, в северном направлении, северные границы проходят по морям, побережье низинное с немногочисленными крупными портами. Это подобие определяет сходство или даже тождество процессов в различных сферах общественной жизни, происходящих в обеих странах. В конце XX в. Германия и Россия мучительно ищут свои надлежащие места в Европе и Евразии, пыта­ясь сбросить сковывающие их оболочки, во многом искусствен­но навязанные им. Объединенная Германия не вписывается в тесные рамки, от­веденные ей США, ее экономическая мощь раздвигает эти рам­ки. В 80-е — 90-е годы динамично рос ее валовой национальный продукт, превосходя по темпам показатели Франции почти в 2, Великобритании — в 2,5, а США — в 4,5 раза; На ФРГ к концу XX в. приходится около 13% мирового экспорта (Японию — 11%, США — 10%), баланс текущих платежей на рубеже веков дает ФРГ ежегодное активное сальдо в отличие от Великобрита­нии и США. Нынешняя Германия неприемлема для двух по­следних государств. Вот почему в свое время бывший премьер-министр Англии М. Тэтчер предостерегала бывшего генераль­ного секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева от опрометчивого решения вывести войска из ФРГ. Новая, переструктурированная Европа, находящаяся в тени, отбрасываемой объединенной Германией, не устраивает и ориентированные на США малые госу­дарства: Данию, Норвегию, Португалию. Перераспределение геополитических сил, капиталов по сути только началось. Но ясно видна тенденция движения герман­ского капитала на Восток: в Россию, Австрию, Чехию, Венгрию, Украину, Польшу, Прибалтику, Балканы и т. п. Только одна Россия должна Германии более $60 млрд. Поэтому можно ут­верждать, что никто и ничто не сможет остановить процесс формирования среднеевропейского экономического пространст­ва (Mitteleuropa) под немецким контролем. Все это заставляет американцев подчеркивать, что обстанов­ка в Европе и мире потенциально более взрывоопасна, чем на­кануне Второй мировой войны. Франко-германское военное сотрудничество таит в себе риск от­деления американской мощи от Европы... если Германия перенесет весь свой вес на Восток, то Европейское сообщество будет сведено к роли младшего партнера. Германия... может стать нашей главной го­ловной болью в Европе!1. Таким образом, американцы не видят себя победителем в Центральной Европе, поэтому прилагают все силы на блокирова­ние ФРГ с востока и юго-востока. В качестве такого санитарного Кордона вокруг Германии, по мысли лидеров США, должны вы­ступать Польша, где очень сильны антинемецкие настроения, Россия, Турция, Израиль, Египет, а также нынешняя Сербия, где национальная «аллергия» на немецкое присутствие. Конечно, объединенная Германия сможет успешно решить геополитические и внешнеэкономические проблемы только в том случае, если справится с внутренними экономическими и политическими задачами. Это прежде всего проблема восточных земель, где простаивает большая часть промышленных предпри­ятий, безработица в отдельных секторах экономики составляет до 50% самодеятельного населения, а 40% избирателей всегда готовы проголосовать за социалистов. Ставит под вопрос реше­ние обозначенных геополитических задач и сложная демографи­ческая обстановка в стране. Если в 1985 г. в ФРГ дети (возраст до 15 лет) составляли 16% населения, а трудоспособные (16— 64 года) — 69%, то прогноз на 2025 г. — 11 и 65% соответствен­но, на 2035 г. - 9,7 и 60,3%2. Другая важная проблема объединенной Германии — сырье­вая зависимость. К концу XX в. потребление первичной энергии в пересчете на каменный уголь составит 400 — 418 млрд. т. При этом доля нефти в энергетическом балансе составит около 43%. а почти 85% нефти Германия вынуждена импортировать, Им­порт газа в три раза превышает его добычу в стране. Справиться с сырьевой проблемой Германии может помочь только Россия. Сотрудничество крупнейшей газовой компании ФРГ «Рургаз» с российской газовой промышленностью началось в 1970 г. К 1991 г. через «Рургаз» в Западную Германию постав­лено около 400 млрд. м3 газа. России эти поставки приносят ог­ромные «живые» деньги, в то время как внутри страны «живые» деньги едва превышают 3%3. Благодаря сотрудничеству с «Рургазом» Россия в ближайшие годы выйдет на рынки Испа­нии, Португалии, а в перспективе — и Великобритании, т. е. будет создана общеевропейская газовая система. До 2008 г «Рургазу» будет поставлено около 200 млрд. м3 газа. А это, исхо­дя из сегодняшних цен на энергоноситель, равно приблизитель­но 60 млрд. немецких марок4. Конечно, экономические связи с Германией носят архаич­ный для России характер, которая поставляет в основном сырье и полуфабрикаты. Всего около 10% составляют поставки готовой продукции. И было бы естественно, чтобы Россия в XXI в. энергичнее стремилась к увеличению поставок именно готовой про­дукции и продовольствия. Объективные основания для этого есть. Начиная с XVII в. Германия во многом решала свои геостра­тегические проблемы с помощью России. Петр I помог Австрии в ее борьбе с турками, а Германии — с беспределом шведов на немецкой земле. Все войны конца XVIII в. велись Россией в союзе с Германией и Австрией. Единственным исключением была Семилетняя война (1756—1763 гг.), когда русские войска взяли Кенигсберг и стояли у стен Берлина. Только неожиданная смерть Елизаветы Петровны спасла Фридриха Великого от позора безоговорочной капитуляции. Тесные связи между Россией и Германией, а также Пруссией были и в начале XIX в. Карл Клаузевиц (известный военный теоретик) в чине полковника русской армии участвовал в Отече­ственной войне 1812 г. Духовные контакты с Россией поддерживали немецкие мыслители Франц Баядер, Ф.В. Шеллинг, Рихард Вагнер, Фридрих Ницше, писатели Рильке, Гессе. Они работали над синтезом русской и немецкой (арийских) культур. 5 Объединение Германии при Бисмарке проходило при прочной военно-политической поддержке России. Канцлер О. Бисмарк сказал: «На востоке врага нет». В 1904 — 1905 гг. Германия под­держала Россию, когда та вела войну с Японией и помогающи­ми ей США, Англией и Францией. Франция вела активную работу по развалу русско-германского союза. В 1906 г, Ротшильд главным условием займа России поставил разрыв Бьеркского русско-германского соглашения. Таким образом, XX в. начался с обострения отношений между Россией и Германией, которое привело к двум кровопролитнейшим войнам и огромным геопо­литическим потрясениям. (Но нельзя не вспомнить, что восста­новление мощи Германии после Первой мировой войны в конце 20 — начале 30-х годов проводилось при активной помощи СССР).
Обе мировые войны начались именно в те моменты, когда значительно опережали англосаксонцев и французов в своем развитии. Поощряемый Англией, США и Францией Гит­лер заявил: Мы кладем конец вечному стремлению германцев на юг и запад Европы и обращаем свой взор на земли на Востоке... Кажется, сама судьба указывает нам путь в этом направлении6. И в конце XX в. любая война Запада против России без уча­стия Германии невозможна. Но каждая война между нашими сре­динными государствами приносила огромнейшие потери обеим странам. Поэтому значительно выгоднее для них союз континен­тальных государств против океанских, против атлантистов. Безусловно, осуществить это не просто. В первую очередь не просто переформировать сложившееся сознание у русского и немецкого народов: преодолеть чувство взаимной вражды — слишком много жертв было принесено на алтарь Марса в пер­вой половине XX в. Около 30 млн. человеческих жизней только в одном СССР отдано за новую геополитическую структуру в Европе. В результате Второй мировой войны русский этнос во­шел в фазу надлома. «Пассионарии» (термин Л. Н. Гумилева), или цвет нации, сложили свои головы за освобождение Европы от фашистской чумы. Современный кризис российской государственности и общества во многом — результат гибели лучшего генофонда СССР. Немецкий этнос тоже находится в фазе над­лома. Об этом громче всего говорит демографический застой и даже регресс. Безусловно, дальше невозможно углублять этот надлом. Для восстановления генофонда двух стран потребуются сотни лет. Главное условие этого восстановления — отказ от войн. Для Германии этот путь гораздо труднее, чем для России. В Германии нередко звучат идеи, что русский народ — не что иное, как предназначенный для него исторический «навоз».7 Завышенность самооценок пока не покидает немецкое самосоз­нание. Например, высказывают мысль, что они могут бороться со всем миром и победить, что в интеллектуальном плане они превосходят другие народы. Эти идеи были не чужды и крупным немецким философам, геополитикам — Гегелю, Марксу, Эн­гельсу. А на уровне обыденного сознания, в быту они и сейчас часто звучат. Другой фактор, мешающий установить равноправный союз между Россией и Германией, — слабость России и сопредельных с ФРГ государств. Польша, Украина, Чехия, Словакия, страны Прибалтики, Югославия, Венгрия, Румыния, Болгария и т. д. — огромный регион, где Германия может установить экономиче­ский, политический и военный контроль. Стоит ли говорить, что такие попытки встретят отпор не только населения этих стран, но прежде всего России. Однако третье столкновение ме­жду Россией и Германией может навсегда вычеркнуть оба госу­дарства, как и сопредельные, из мировой политики, ввергнуть в фазу вымирания. Безусловно, пока РФ располагает значительным ракетно-ядерным потенциалом, большими Вооруженными силами, ФРГ не осмелится на прямые военные действия. Ее военная система существует в основном как сила поддержки войск США в Евро­пе. Поэтому большие экономические возможности Германии блокируются слабостью ее военной силы. Понимая это, немцы ищут тесного союза с Францией и довольно активно подыгры­вают США в ближневосточной и балканской политике. Геопо­литические интересы ФРГ имеют в этих субрегионах и свою давнюю историю. Так, например, серьезный немецкий полито­лог Карл Штремм полагает, что первопричиной нынешних кон­фликтных отношений между сербами, мусульманами и хорвата­ми являются события 1941 г., когда вермахт вторгся на Балканы и в Хорватии было создано правительство экстремистов-националистов и в результате «в треугольнике»: католики, мусульмане и право­славные сербы — дело дошло до кровавых разборок. Штремм ци­тирует американского политолога С. Хантингтона, автора книги «Столкновение цивилизаций» и соглашается с ним, что с «незагримированной Боснией нам еще долго придется иметь дело»8. Автор книги «Германия пробуждается», вышедшей с боль­шим шумом в 1994 г., Ханс Рюдигер Миноу утверждает, что Первая и Вторая мировая войны порождены немецкой полити­кой государственной поддержки всяческих разновидностей се­паратизма в Европе, разделения континента на «удобоваримые» для Германии микрогосударства. Эта практика, утверждает ав­тор, является прочной и в конечном итоге, как убеждает исто­рический опыт, самоубийственной для самой Германии9. Однако немецкие государственные деятели, в частности, бывший глава МИД ФРГ Ханс Дитрих Геншер, настойчиво добивались раско­ла Югославии. Германия сознательно шла на гражданскую вой­ну на Балканах во имя достижения своих геополитических це­лей. Особенно агрессивную позицию ФРГ заняла по отношению к православной Сербии. Чрезвычайно активно действуют нем­цы, вбивая клин между Сербией и Черногорией, поддерживают сепаратизм в Воеводине, активно помогают албанцам в Косово. В течение всего XX в. Германия внимательно отслеживает сепаратистские конфликты и почти всегда явно или тайно сыпет соль на этнические раны Франции, Великобритании, Румынии, Словакии, Бельгии, Италии, Греции, Сербии, Черногории, Ис­пании, Польши и, конечно, России. Немецкие законы о работе с соотечественниками, являющимися гражданами других стран, — единственные в мировом сообществе. Они определяют на­циональность исключительно по крови. По этому признаку они относят к немцам и ту большую группу людей, что поселилась на Волге в XVIII в. и совершенно обрусела. ФРГ официально поддерживает подобные группы немцев не только в России, но и на Украине, в Венгрии, Румынии, Польше. Разработана спе­циальная программа по возвращению немцев в Судеты, в Кали­нинградскую область, которую в немецких СМИ все чаще назы­вают Кенигсбергской. Германия способствует переселению нем­цев в эту область не только из Поволжья, Сибири, но и из Ка­захстана. Это имеет двойную геополитическую цель. С одной стороны, сокращается удельный вес русских и русскоязычных в Казахстане, а с другой, — переселяя немцев из Казахстана в «Кенигсберг», ФРГ помогает исламистам в Казахстане усиливать их влияние. Открывая немецкие школы в Калининградской об­ласти, Германия преследует дальние геополитические цели: «Кенигсберг» должен стать в будущем крепостью, защищающей не только немецкие интересы, но и интересы «других бесправ­ных европейских народов». И таких народов, по мнению поли­тиков ФРГ (на 1997 г.), немало: на схеме, приведенной в книге «От войны до войны» даны 34 страны, которые становились объектами геополитических вожделений Германии. Итак, русско-германские отношения, по мнению профессора Геттингенского университета Манфреда Хильдернайера — автора ряда книг о России, в конце XX в. остаются «некалькулируемые»10.
<< | >>
Источник: Нартов Н.А.. Геополитика. (Учебник для вузов). 1999

Еще по теме 7.2. Германия и Россия:

  1. Россия и страны СНГ
  2. 7. Становление капитализма в Германии
  3. ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА В ГЕРМАНИИ
  4. § 2. Россия и международное право
  5. Россия и развивающиеся страны
  6. 4. Феодальная экономика Германии
  7. ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ГРУППЫ ГЕРМАНИИ
  8. 10.3. Россия в международном движении капитала
  9. Россия и страны Восточной Европы
  10. §2. Экономика фашистской Германии
  11. КАК КУПИТЬ АВТОМОБИЛЬ В ГЕРМАНИИ
  12. 3. Германия — вторая промышленная держава мира
  13. 5.12. Сбор за использование наименований «Россия», «Российская Федерация» и образованных на их основе слов и словосочетаний
  14. 2. Историческая школа Германии