9.7. Еще один подход

Выразителем этого подхода, по мнению председателя Комитета по геополитике Госдумы РФ А.В. Митрофанова, стал антиаме­риканизм: это основа сближения Китая и России, нам следует крепить фронт против лицемерного и беспощадного агрессора, коим являются США14. Далее он полагает, что установление общей стратегии развития на мировой арене России и Китая способно прервать длительную гегемонию в АТР США с их во­енной мощью, подкрепляемой экономическим потенциалом политиче­ски пораженной Японии14. По мысли А.В. Митрофанова, Россия должна всемерно спо­собствовать росту военной мощи Китая на основе широкомас­штабных продаж российской военной техники. Тезис довольно спорный. Но автор идет еще дальше. Он пишет: Россия должна снять все территориальные препятствия (? — Н.Н.} для расширения Китая на Запад. Поддерживая непререкаемый суве­ренитет Китая над Синьцзян-Уйгурским автономным районом, Россия должна способствовать восстановлению суверенитета КНР над всем Туркестаном (? — Н.Н.}, включая Южный Казахстан... это изменит гео­политическую обстановку в регионе в лучшую сторону... Россия полу­чит надежную базу для развития собственных коммуникаций на Юг через территорию стабильного Великого Китая15. Развивая этот тезис далее, он полагает, что подвижка запад­ных границ Китая далеко на Запад всецело в интересах России. В этом случае ракетно-ядерные силы Китая получат возмож­ность накрывать все интересные для блока России и Китая цели на территории Западной Европы, включая Лондон и Осло. Вос­точная граница Западной Европы соприкоснется с границей Китая на территории Турции. Это будет лучшим средством отрезв­ления для атлантических демагогов, одурманенных собственным величием и паническим страхом за «Западную Европу»16. А далее предлагаются идеи умиротворения, которые усып­ляюще действовали на умы народов Европы в 1937—1938 гг. Ав­тор полагает, что приобретение Монголии (Китаем), так же как и дружественная уступка российских прав на недвижимость в Маньчжурии в 1954г., придает чувство успокоенности и умиротворения Китаю относительно его северных границ. Россия должна добиваться смягчения позиции Пекина по Тайваню с целью установления между ним и Россией крупномас­штабных экономических и культурных отношений16. Как говорит русская поговорка: «гладко было на бумаге, но забыли про овраги». Конечно, неплохо бы спросить у самих ки­тайцев, какой из почти взаимоисключающих геополитических проектов им больше по душе? А.В. Митрофанов, конечно, прав в формулировке целей рос­сийско-китайского союза. Безусловно, экономическая целесооб­разность сближения России и Китая создает хорошую основу для военного, политического и этнического союза. Более тесное сотрудничество может быть в военной области, при разработке и переработке сырья, энергоносителей, сотрудничество в аэрокосмической сфере, в обрабатывающей, машиностроительной, химической и других отраслях промышленности. Более тесное со­трудничество между двумя нашими государствами способно обеспечивать гигантский объем торгового оборота, проводить новую политику в АТР в противовес американским притязаниям на этот регион. Хороша идея создания блока Россия—Китай-Индия. Но всегда надо помнить, что китайский менталитет су­губо прагматичен. Наиболее яркое воплощение он нашел в политике Дэн Сяопина, которая к строительству воздушных замков и хрустальных мостов между двумя народами не имела никакого отношения. Китай на пороге XXI в. в отличие от нынешней России со­средоточен на самом себе. Его внешняя политика имеет подчи­ненное значение по отношению к внутренней, направленной на экономическую и социальную трансформацию страны.
Но в ус­ловиях зависимости Пекина от внешних кредиторов, а также в силу потенциальной возможности создания структуры, аккуму­лирующей силы коалиции, направленной на сдерживание ки­тайской мощи, Китай может вести свою сложную комбинаци­онную игру. Конечно, в этих условиях политика добрососедства для Китая — не благотворительность, не жест доброй воли, а объективная необходимость. Внешняя политика «Срединной империи» в конце XX и на­чале XXI вв. будет направлена на стратегический выигрыш вре­мени для создания экономической и военной мощи, для превращения Китая в мировую сверхдержаву. Делаться это будет за счет присоединения (вслед за Гонконгом) Макао, а самое глав­ное .— Тайваня и островов типа Спратли с огромными морскими шельфами. На острова в Южно-Китайском море КНР предъяв­ляет особые права, хотя не меньше прав на спорные острова имеется у Вьетнама, Японии и других приморских государств. Геостратегической целью Китая в этом регионе станет достиже­ние преобладающего влияния в Азиатско-Тихоокеанском регио­не: от Филиппин, Индонезии до Бирмы. На севере внешняя по­литика Китая держит в поле зрения Монголию и Россию. КНР станет активно добиваться фактического признания «особых от­ношений» с Монголией, т. е. присоединения более 1,5 млн квадратных километров территории с менее чем 2 млн. жителей. Это станет возможным, если Китай заставит своих соседей отка­заться от участия в антикитайских коалициях, признать его ве­дущую роль в регионе. Одной из конечных целей Китая являет­ся проведение другими странами торгово-инвестиционной поли­тики, дружественной Поднебесной. Эта цель выступает как средство достижения глобальной це­ли — превращения Китая в супердержаву, способную бросить вызов не только США и Западу в целом, но даже коалиции ны­не самых могущественных стран. Нет оснований утверждать, что для достижения своих целей Пекин прибегнет к военной силе. Он будет стремиться не вступать в открытую борьбу, а подавлять волю других стран своей мощью (демографической, экономиче­ской, военной), разделять потенциальных конкурентов, не всту­пая в связывающие его действия союзы, отдавая тем самым при­оритет коренным интересам Китая, а не мирового сообщества. Отсюда вытекает, что взаимодействие России со своим сосе­дом должно быть связано прежде всего с экономической, науч­но-технической и информационной сферами. Для России Поднебесная — это огромный рынок, где можно выгодно реализо­вать как сырье, так и промышленную продукцию и услуги. Не­маловажное значение имеет КНР как источник рабочей силы для развития Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока. В пер­спективе Китай может стать источником инвестиций. Но завоевать такой огромный рынок можно только в жест­кой конкурентной борьбе. Пекин заинтересован в современной технике и технологиях. Такое современное оборудование у России пока что есть в атомной и авиакосмической промышленно­сти, в гидроэнергетике, в военно-промышленном комплексе. Другие же российские товары, услуги, кроме сырья, Китай в конце XX в. практически не интересуют. Таким образом, объек­тивно КНР не испытывает нужды в союзе с обескровленной и непредсказуемой Россией, поэтому самая действенная политика — политика коммерческих контрактов не задействована. А тес­ное политическое партнерство с Китаем для России — абсолют­ная необходимость. Более тесные геополитические отношения с гигантом — Поднебесной — дали бы РФ более широкие возможности для внешнеполитического маневра.
<< | >>
Источник: Нартов Н.А.. Геополитика. (Учебник для вузов). 1999

Еще по теме 9.7. Еще один подход:

  1. IV.1.2. Западная Европа - один их трех "центров силы"
  2. 4.5. Три схемы - один срок
  3. 6. ЕЩЕ О ЖЕСТКИХ И МЯГКИХ ИНСТИТУТАХ.
  4. 4.5. Когда у двух перевозчиков один хозяин
  5. Современные голоса в психологииФрейд все еще жив?
  6. Современные голоса в психологии Фрейд все еще жив?
  7. МОНОТОНИЯ (англ. monotony; от греч. monos — один, единый + tonos — напряжение)
  8. Наследование недвижимости в случае, если в завещании указан один наследник. Процедура вступления в наследство
  9. Миф 3 Виновники кризиса низкокачественные ипотечные кредиты. В России, где второсортная ипотека еще не успелавозникнуть, опасаться нечего
  10. ИСТЕРИЯ (англ. hysteria; от греч. hystera — матка; название мотивируется представлением, возникшим еще в античности, о маточном происхождении И.)
  11. Миф 23 Богатство России не приводит к росту благосостояния ее граждан. Это еще раз подтверждает нашу исключительность и неприменимость международного опыта в российской экономике
  12. Оценка когнитивного подхода
  13. Оценка когнитивного подхода
  14. Когнитивный подход
  15. Когнитивный подход
  16. Бихевиористский подход
  17. Бихевиористский подход
  18. Подходы к анализу психических расстройств
  19. Подходы к анализу психических расстройств
  20. Биологический подход