6.4. Будущее России: Евразийская держава или колония Запада?

Этот вопрос задают политики всех стран мира. Во многом ответ на него лежит в жизнедеятельности самой России. Сможет ли она сохранить свой ракетно-ядерный щит, поднять экономику, развить социальную сферу, занять активные наступательные по­литические позиции, поднять этническое самосознание всех на­родов, проживающих в стране, и прежде всего русского народа, разбудить в них чувство патриотизма, гордости за историю сво­его отечества и главное — вдохнуть новую жизнь в союз незави­симых государств? Россия находится в «санитарном кордоне» — в кольце государств, правительства которых в большей части относятся к РФ потребительски-настороженно. Внутри Содружества независимых государств наблюдаются противоречивые тенденции - как центробежные, так и центро­стремительные. Отсутствует какой-либо монолитный блок, вследствие чего по кардинальным вопросам СНГ не выступает с единых позиций, например, по вопросу продвижения НАТО на Восток. Внутри Содружества нет стратегического единства ни в вопросах политики, ни экономики, ни в решении вопросов на­циональных отношений, в частности, языка. В СНГ есть только тактические союзы, например, по вопросам добычи, транспор­тировки каспийской нефти, разработки полезных ископаемых, редкоземельных, драгоценных металлов или алмазов. Для реше­ния сиюминутных экономических или политических вопросов создаются временные коалиции. Не успели просохнуть чернила под договорами России и Белоруссии, как тут же было заключе­но соглашение между Азербайджаном и Украиной, к которому пообещала присоединиться Грузия. До этого своего рода «малый союз» заключили пять азиатских республик. Российско-украинские отношения Наиболее жесткую по отношению к России позицию занимает Украина. Этим она создает трудности не только для России, но и для самой себя. Политика Президента Украины в конце 90-х годов XX в. может расколоть Украину, и поставить ее на грань гражданской войны. Подписанный в 1997 г. полномасштабный договор с неопределенным статусом Севастополя снял многие негативные моменты в отношениях России с Украиной. Но, тем не менее проблемы остаются. Их генерируют как в самой Украине, так и на Западе, и в России. Например, представители радикально-националистической организации «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (УНА-УНСО) все последние годы открыто распространяли свое влияние на сопредельные с Украиной государства. Особую ак­тивность они проявляют в Белоруссии, организуя там беспоряд­ки. Украинские радикалы, поддержанные местными националистическими организациями («Белый легион», Белорусский на­родный фронт, Белорусская партия свободы), смогли открыть в Минске свой филиал. УНА-УНСО открыто заявляла о присутст­вии своих боевиков в Чечне (около 400 человек). Сейчас УНА-УНСО пытается закрепиться в Ингушетии, Дагестане, Ставро­поле и в других районах Северного Кавказа. Услугами харьков­ского филиала этой организации, по сведениям «Независимой газеты», пользуется военная разведка Украины. Харьковское отделение УНСО организует работу в Белгороде, Воронеже, Кур­ске, Луганске, в Ростове на Дону; Донецкое — в Краснодаре; Черниговское — Брянске14. В последние годы украинские политические лидеры часто представляют Россию в образе внешнего врага. Для создания этого образа используются различные приемы: требование своей доли в золотом запасе и Алмазном фонде бывшего СССР, укра­инских культурных ценностей, погашение задолженности перед юридическими и физическими лицами бывшего Внешэконом­банка СССР, полной информации о состоянии балансов Гос­банка, Гохрана, Внешэкономбанка СССР, их международного аудита и т.д. Вместе с тем они закрывают глаза на весьма шат­кие с исторической, этнической и правовой точек зрения осно­вания отторжения Крыма от России. Киев требует от России обеспечить полный режим свободной торговли с Украиной, от­менить все, якобы, дискриминационные меры и ограничения на ее товары. Для решения таких вопросов в 1993 г. был создан Экономический союз стран СНГ, но Украина сразу же отказа­лась в нем участвовать. Она не присоединилась к Таможенному союзу России, Белоруссии, Казахстана и Киргизии. Наша страна постоянно предоставляет льготы Украине в ущерб своим инте­ресам потому, что Украину поддерживает Международный ва­лютный фонд, т. е. СТА. Вашингтон продолжает, не без помо­щи Украины, действовать а качестве стратегического противни­ка России. Украина, по мысли 3. Бжезинского, является стратегическим опорным пунктом национальных интересов США. По этой и другим причинам многие субъекты в двух славян­ских республиках противодействуют объединению славянских, тюркских и других народов на постсоветском пространстве. Обозначенная политика лидеров Украины, ее националистиче­ских организаций ведет курс к сознательному обострению рос­сийско-украинских отношений. Украина стала для России «естественным объектом» противоборства. Некоторые политики в Киеве пытаются разыграть антироссийскую карту как плату за вхождение Украины в Европу. Для нашего юго-западного соседа такой курс бесперспективен: на Западе ее как просительницу денег не любят, необходимых Украине средств для модерниза­ции ее экономики у новых западных друзей просто нет. (Например, их нет у самой богатой страны Европы — Германии для модернизации экономики бывшей ГДР, для решения ее со­циальных проблем). Рассматривается в украинских политических кругах и другой вариант — параллельное движение наших двух стран. Но исто­рия отпустила слишком мало времени для такого развития. Ев­ропа объединяется и развивается быстрее, а Азия — чрезвычай­но быстро. При таком параллельном движении, при взаимной обособленности и даже отчуждении и Россия, и Украина обре­чены на отставание от сопредельных стран. Есть еще вариант -стратегия прагматического партнерства. Суть этого видится как совместная работа для экономической модернизации15. Подоб­ное сотрудничество на равноправной основе способствует разви­тию, например, двух стран-соседей — США и Канады. Пока же фактически экономика Украины ориентирована на Россию, а политика — на Запад. Это, безусловно, накладывает отпечаток на общественное сознание, мнение жителей республики. В различных ее регионах настроения полярно противопо­ложны. Такая борьба противоположностей, как мы отмечали выше, может привести к развалу Украины. А расширение НАТО на Восток усилит эти негативные процессы в политической и экономической жизни двух славянских республик. Попытка Ук­раины стать связующим звеном между Россией и НАТО может быть рассмотрена как негласное объявление войны России, так как «Украина с территориальными амбициями представляет со­бой огромную опасность для всей Евразии, и без решения укра­инской проблемы вообще говорить о континентальной эконо­мике бессмысленно». Можно сказать, что без абсолютного кон­троля Москвы над акваторией Черного моря невозможно гово­рить о пресечении талассократического влияния, идущего с за­пада, из атлантистской Турции — исторически самого давнего и упорного недоброжелателя России, или других стран Средизем­номорья, а этот контроль возможен только после заключения действенного полномасштабного договора. Начало интеграции Отношения между Россией и Белоруссией также складываются далеко не просто. Здесь действует ряд факторов, о которых уже сказано при анализе российско-украинских связей и перспектив их развития. Общее в этих двух далеко не похожих политиче­ских процессах — вмешательство Запада, которому, безусловно, не нужна никакая интеграция славяно-тюркских народов. Но влиять на Белоруссию с таким же успехом, как на Украину, ни Вашингтон, ни Париж, ни другие столицы не могут. Геополити­ческая картина Белоруссии отлична от украинской. За исключением небольшой части западных белорусов подавляющее большинство ее населения, бесспорно, принадлежит русскому пространству: это рус­ские люди, если брать культурно-религиозный, этнический аспект. Поэтому интеграция с Белоруссией, хотя и с определенными сложностями, идет практически с весны 1996 г., когда был под­писан Договор об образовании Сообщества. В мае 1997 г. под­писан Устав Союза Белоруссии и. России, в декабре 1998 г. Дек­ларация «О дальнейшем единении Республики Беларусь и Рос­сийской Федерации». Согласно этим документам Белоруссия имеет равный голос с Россией, создаются союзные органы, ре­шения которых обязательны для исполнения каждой из стран. Для Москвы и Минска окончательное оформление Союза стало главным событием 90-х годов. Что дает интеграция двух республик? Трудно перечислить все преимущества, которые они получат, если ант и славя не кие силы не развалят этот процесс: • дееспособный Союз, функционирующий на основе при­нятого Устава, позволит России добиться, 25%-ного прироста в экономике за счет использования потенциала Бе­лоруссии, начиненной производством, не уступающим по своему уровню высокоразвитым странам Запада. Ожидае­мый эффект для Белоруссии — 40%-ный прирост в эко­номике ежегодно; • через Белоруссию идет 75—80% российского транзита на Запад. В отличие от других путей (через Украину, При­балтику) с перевозками, перекачками и т.д. через Бело­руссию у России практически нет проблем хищений сы­рой нефти и нефтепродуктов из продуктопроводов и тер­миналов, пропаж контейнеров и автопоездов и т.д. В этой связи можно сказать, что Белоруссия — это форточка в Европу; • внешняя политика (берем как ближнее, так и дальнее за­рубежье) Белоруссии и России согласуется полностью: будь-то неприятие продвижения НАТО на Восток или осуждение непомерных амбиций США, или создание в перспективе могучей евразийской державы; • предупреждение возможности создания вокруг России «санитарного кордона» путем объединения стран от Чер­ного моря до Балтики; • появилась возможность совместной охраны воздушно-космического пространства и государственных границ двух стран, особенно усиления контроля территории, со­предельной с Украиной, обустройства и оборудования по периметру границы с Литвой, Латвией. Можно много говорить о преимуществах такого Союза, уро­вень и значимость которого целесообразно поднять Конститу­ционным договором, а не уставом. Но и то, что сделано, то об­разование, что создано, даже еще не напоминающее конфедера­цию, уже вызвало шквал нападок в средствах массовой инфор­мации. Эти нападки идут с Запада, с Востока, звучат они внутри самой России и Белоруссии. Вот, например, что писала о Вашингтон пост»: ... договор, подписанный в Москве, поставил перед Западом вопрос, не станет ли Белоруссия российским сателлитом, было бы непрости­тельной ошибкой Запада отдать Белоруссию России. Эти дружные, скоординированные нападки СМИ на Бело­руссию и косвенно на Россию говорят о том, что своими инте­грационными шагами этот Союз создает прецедент, который ведет к воссозданию великой державы. Ни геополитически мощная Великая Россия, ни царская, ни коммунистическая, ни демократическая Западу вообще не нужна. Многие политики-атлантисты хорошо понимают, что восстановление Великой России заставит ее восточных соседей смотреть на нее другими глазами, чем сейчас. Славяно-тюркское единство заставит Восток повернуться к России, а не к Западу. Однополюсный мир будет разрушен, гегемония США продлится вдолго. Журналисты любят апеллировать к общественному мнению мало-мальски значительному поводу. Почему же в этот раз не прибегают к помощи общественного мнения? Дело в том, что 90% жителей Белоруссии и 75% россиян, опрошенных социологами Центра исследований политической культуры России, голосуют за союз16. Вот почему Госдепартамент США для ком­прометации Белоруссии (точнее, для развала Содружества) на­метил целый пакет подрывных акций: от постановки вопроса в ООН о нарушении «прав человека» до «мягкого экономического удушения» Белоруссии.
Россия - Казахстан: что впереди? Перспективы успешной интеграции стран постсоветского про­странства во многом зависят и от уровня контактов между Рос­сией и Казахстаном. Лидеры Украины хорошо понимают, что с созданием связей Москва — Минск, Москва — Астана она ока­жется изолированной: на Западе не нужна, а среди своих — чу­жая. Поэтому они постоянно ищут контакты с первыми лицами Казахстана. Заставляют их идти на это прежде всего поиски энергоносителей. Киев ищет в Казахстане нефть и полигоны. Да и исторически экономики этих двух республик были взаимодо­полняемы. В последние годы специалисты этих стран активно разрабатывали альтернативные, в обход России, пути транспор­тировки нефти с Тенгизского и Карачаганакского месторожде­ний в Западном Казахстане к Черному морю через Баку и Гру­зию (порт Супса), а от него — к одесским нефтяным термина­лам. Обе стороны видят свои республики в недалеком будущем космическими державами. С другой стороны, в казахстанской нефти заинтересованы не только Украина, но и Запад в целом. Еще в 1997 г. в США была подписана серия соглашений в области нефтедобычи, которые официальная печать Казахстана назвала самыми выгодными соглашениями в области добычи нефти. Казахстанская диплома­тия активно действует не только в США, но и в Китае. С ним тоже заключено соглашение о разработке того же Карачаганак­ского месторождения американо-английскими концернами с транспортировкой нефти в Синьцзянь. Стоимость строительства этого нефтепровода оценивается почти в 10 млрд. долл. Ослож­няет отношения России и Казахстана и то, что 90% крупнейших уникальных производственных мощностей своей страны лидеры Казахстана продали или передали зарубежным фирмам. Значит. для налаживания сотрудничества в экономической сфере России надо иметь дело... с американскими, английскими, германскими и другими предпринимателями, но не с казахскими. Следующий негативный момент — положение русских в Казахстане. За годы суверенности его покинуло более миллиона русских. Русский язык в республике, как и на Украине, методично вытесняется из сферы государственного обращения17. При анализе отношений Россия - Казахстан необходимо учитывать ориентацию лидеров этой республики на «многовекторную политику»18. Безусловно, надо представлять, что все перечисленные, а также и другие факторы необходимо рассматривать не в статике, а в динамике. Сравнительно недавно Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сделал сенсационное заявление «От Союза Советского — к союзу Евразийскому». С кафедры Российской Академии он объявил о соглашении между Россией, Казахста­ном и Белоруссией, знаменующем новый уровень сближения, — избрание наднационального парламента, создание исполнитель­ного наднационального органа с конкретными властными пол­номочиями. Но время показало, что лидеры России и Казахстана, декла­рируя о геополитическом сближении, не торопятся претворить его на практике. В первом пакете документов, подготовленных и принятых главами СНГ (1991 — 1992 гг.), были четко обозначены: единое экономическое, правовое, военно-оборонное простран­ство, общая валюта. Это было обусловлено работающей тогда еще союзной промышленностью, действующими технологиче­скими связями, цепочками разделения труда во всех основных отраслях. Тогда нам было что сохранять... Но, увы, вектор раз­вития СНГ был задан в другую сторону. Российское руководство упустило шанс стать центром, ядром, естественным стержнем Содружества. В последующие годы в связи с распадом экономик всех без исключения стран СНГ шансов укрепить его на преж­них основаниях оставалось все меньше19. Причины утраты естественного лидерства России - в беско­нечной политической борьбе в ее верхах, криминалиэации эко­номики, беспрестанных выборных кампаниях, расколе российской политической элиты и др. Сейчас объединить участников СНГ могла бы некая общая для всех внешняя или внутренняя угроза или идея, близкая всем без исключения участникам объединения, а также общий для всех экономический интерес, кото­рый сулит каждому реальную практическую отдачу, выигрыш, прибыль. И еще одно обязательное условие — реальный центр притяжения. Этим центром может быть динамичное, процветающее государство — региональный лидер, экономическая мо дель развития которого кажется соседям привлекательной, и они естественным образом начинают к нему тяготеть20. Сможет ли Россия стать таким притягательным центром, ядром, сможет ли начать работу по созданию Евразийской им­перии, превратить содружество в мощную державу? Или ей в силу объективных условий предстоит превратиться в сырьевую колонию Запада, в мусорную свалку вредных отходов производ­ства? Ответы на эти вопросы даст ближайшее будущее, но уже сейчас у России есть все возможности стать таким ядром. Нужна политическая воля, нужно изменить стратегию проводимых ре­форм, сделать их для народа, понятными народу, сформулиро­вать понятную общенациональную идею, способную объединить вокруг великой цели великую нацию. А мощнейшим объективным фактором, способствующим формированию Великой державы, является необходимость соз­дания единого внутреннего рынка. На эту реальность «работает» такой сильный морально-психологический фактор, как нос­тальгия абсолютного большинства населения постсоветсткого пространства по прошлому — сильному государству с единым экономическим, социальным, политическим пространством. Россия имеет большой невостребованный экономический по­тенциал; она производит 60% валового производства СНГ, имеет почти 70% различных видов сырья (особенно энергоносителей) и т.д. Признаком начала формирования единого внутреннего рынка является и рост товарооборота между партнерами СНГ, который за последние годы увеличился почти на 20%. Для России остается проблемой уровень профессиональной подготовки управляющей элиты. Пока что ее партнеры в борьбе за лидерство на территории бывшего СССР маневрируют гораз­до удачнее внутри СНГ, навязывая часто «старшему брату» удобные для них решения (например, функции защиты границ в Таджикистане, полицейские функции в Нагорном Карабахе или Абхазии, умиротворения Чечни или ее неспокойных соседей и т.д.). Друзья-соперники из СНГ выгодно используют неизбеж­ные противоречия между Россией и США, Россией и Европей­скими странами, между США и Европейскими странами, извле­кая для себя порой мелкие сиюминутные выгоды. События последней четверти XX в. весьма негативно сказа­лись на состоянии отношений РФ с исламским миром, серьезно осложнив их. Это прежде всего войны в Афганистане и Чечне. Политические лидеры, их советники (бывшего СССР и РФ) не приняли во внимание специфику исламского мира. Социали­стические, интернационалистские идеи, светское мироустройст­во государственной жизни и т.д. оказались для Афганистана и в определенной степени для Чечни совершенно неприемлемыми. Афганский пожар полыхает до сих пор и трагедия Таджикистана — прямое следствие кровавой борьбы за власть в сопредельном государстве. Похожие события произошли в Чечне и вокруг нее. Причиной и катализатором этой войны были нефть, торговля оружием и наркотиками. Бездарная политика подкрепилась без­дарным руководством военными операциями. Проводимые с одобрения Кремля многочисленные кровавые «зачистки», рас­правы с местными жителями даже в тех районах Чечни, которые были лояльны центральной власти, тотальное уничтожение Грозного и т.д. на десятилетия вперед сделали враждебными российско-чеченские отношения. Исламский мир увидел в Чеченской войне вызов и принял в ней довольно активное участие (волонтеры из Турции, Саудов­ской Аравии, Пакистана, Афганистана и других стран Ближнего и Среднего Востока воевали на стороне братьев по вере, не го­воря об огромных финансовых вливаниях в Чечню). Возмуще­ние и недоумение в исламских странах вызвала необдуманная антироссийская политика бывшего министра иностранных дел РФ Андрея Козырева. Россия во имя налаживания союзниче­ских отношений с США поддержала антиливийские, антиирак­ские действия Вашингтона. В геополитическом и экономиче­ском плане дипломатические действия РФ, начиная с 1991 г. («Буря в пустыне» — проведенная США акция против Ирака) по 1996г. в отношении исламского мира кроме как провальными не назовешь. Всплеск антироссийских настроений в исламском мире дока­тился и до постсоветских среднеазиатских республик. Национа­лизм идет там «в ногу» с ренессансом исламских традиций, ук­лада жизни, обычаев. Этот процесс находит отражение в законо­дательстве парламентов республик, в частности, в ряде законо­дательных актов, закрепляющих главенствующее положение ти­тульных наций. Создается парадоксальная ситуация: усилиями русских обеспечивается работа энергетических станций, про­мышленности, транспорта и связи во всех без исключения сред­неазиатских республиках, а юридическое, правовое их положе­ние по языку, культуре, социальной защищенности остается как у «граждан второго сорта». Выступление ведущих политиков среднеазиатских государств с позиций национализма, подчеркнутое дистанцирование от России, заявления о приверженности общемусульманским цен­ностям находят поддержку не только в Иране, Турции, Паки­стане, Саудовской Аравии, но и в США и Европе. США поощ­ряют попытки сформировать политический блок среднеазиатских государств при их главенствующей роли. «Аппетиты» лиде­ров Ислама сдерживают экономическая привязанность средне­азиатских и кавказских республик к России, а также опасения политиков НАТО неконтролируемого роста исламского фунда­ментализма. Лидеры стран Запада предпочитают сделать ставку на Турцию, которая тесно связана с НАТО. Но сближение России и стран исламского мира возможно. Для этого есть все объективные условия: Москва в силах оказать реальную политическую поддержку Ирану, Ираку, Ливии и другим в рамках ООН, усилить экономическое и военное со­трудничество (вопреки нажиму со стороны США, например, Россия строит в Иране атомную станцию, продает в Абу Даби истребители и т.д.), строительство геополитически важных транспортных артерий, нефте- и газопроводов (через Турцию, , Иран). А главное — иметь свою самостоятельную внешнюю по­литику в отношении исламских стран без оглядки на «друзей» из Вашингтона, Лондона, Парижа. Пока же мусульманские страны Среднего и Ближнего Восто­ка перегруппировывают силы в широкой географической зоне, непосредственно примыкающей к южным границам России, с целью закрепления благоприятных для них геополитических, пе­ремен. В качестве противовеса этим перемещениям сил можно использовать совместные действия Москвы, Тбилиси и Еревана. Закавказские республики, где ведущей конфессией является православие, могут выступить в качестве геополитического фор­поста на южных рубежах России. Руководство Грузии и Арме­нии, делая реверансы Западу и исламскому миру, понимает, что без помощи Москвы им не удастся сохранить территориальную целостность, утвердиться в качестве сколько-нибудь влиятель­ных стран в регионе, решить проблемы восстановления и разви­тия экономики. Если укрепления позиций России в конце XX — начале XXI вв. не произойдет, то создавшийся «вакуум силы» будет быстро заполнен. Претендентов много, о них мы уже го­ворили. Проникновение западных стран на Кавказ в качестве главной цели преследует вытеснение России из этого региона. Для нейтрализации этих поползновений Запада необходим пол­номасштабный военно-политический союз, тесное экономическое и торговое сотрудничество России с республиками Закавказья.
<< | >>
Источник: Нартов Н.А.. Геополитика. (Учебник для вузов). 1999

Еще по теме 6.4. Будущее России: Евразийская держава или колония Запада?:

  1. 6.3. Передача прав, вытекающих из евразийской заявки и евразийского патента
  2. 8.2. Использование системы Евразийской патентной конвенции (ЕАПК) - Договора о патентной кооперации (РСТ) для получения евразийского патента
  3. 3. Германия — вторая промышленная держава мира
  4. Россия и развитые страны Запада
  5. КОЛОН
  6. § I. Хозяйство английских колоний в Америке
  7. Тема IV.1. Экономические державы мира в современном Мировом разделении труда
  8. 6. Развитие экономики запада во второй половине XX века
  9. РАННЯЯ ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО ВОСТОКА И ЗАПАДА
  10. ФРАНК КФА (Colonies francaises l'Afrique — французские колонии в Африке)
  11. ПЕРЕНОС УБЫТКОВ НА БУДУЩЕЕ
  12. 7.2. Приведение будущих значений
  13. ЛЕКЦИЯ № 14. Современный предприниматель: опыт Запада и наши проблемы
  14. 47. Учет расходов будущих периодов
  15. Анкета «Ваша будущая профессия»
  16. 5.16. Выдача евразийского патента
  17. 8.3. Примеры расчетов на будущее
  18. 5.13. Отзыв евразийской заявки
  19. 5.14. Публикация евразийского патента
  20. 5.3. Оформление евразийской заявки