22.4. Причины стагнации транзита и откатов волн демократизации

Процессы откатов после первой и второй волн демократизации С. Хантингтон [208] усматривает в том, что, во‑первых, причины переходов от демократических к авторитарным политическим системам разнились не меньше, чем причины переходов от авторитаризма к демократии, и отчасти переплетались с ними.
Среди факторов, способствовавших транзиту во время первого и второго откатов, американский политолог называет следующие: • недостаточная укорененность демократических ценностей среди ключевых групп элиты и широкой общественности; • экономический кризис или крах, обостривший социальный конфликт и повысивший популярность жестких мер, которые могли быть применены только авторитарным правительством; • социальная и политическая поляризация, зачастую вызванная действиями левых правительств, которые пытались проводить излишне много крупных социально‑экономических реформ слишком быстро; • решимость консервативных групп среднего и высшего класса избавиться от популистских и левых движений, а также лишить низший класс доступа к политической власти; • исчезновение закона и порядка в результате терроризма и повстанческих движений; • интервенция недемократического иностранного государства или завоевание им другого государства; • эффект «снежного кома» в виде действия примера крушения или свержения демократических систем в других странах. Во‑вторых, переходы от демократии к авторитаризму, кроме тех, что были вызваны действиями иностранных акторов, почти всегда осуществлялись теми, кто стоял у власти или близко к власти в демократической системе. За одним или двумя возможными исключениями не было случая, чтобы конец демократической системе положило всенародное голосование или всенародное восстание. Подавляющее большинство переходов от демократии к авторитаризму принимало форму либо военных переворотов, либо переворотов, осуществляемых исполнительной властью, когда демократически избранный глава исполнительной власти решительно порывал с демократией и сосредоточивал всю власть в своих руках, обычно путем объявления чрезвычайного или военного положения. В‑третьих, во многих случаях как первого, так и второго откатов демократические системы заменялись исторически новыми формами авторитарного правления. Фашизм отличался от прежних форм авторитаризма своей массовой базой, идеологией, партийной организацией и стремлением охватывать и контролировать большую часть общества. Бюрократический авторитаризм отличался от прежних форм военного правления в Латинской Америке своим институциональным характером, предполагаемой бессрочностью правления и экономической политикой. По сути, обе новые формы авторитаризма представляли собой реакцию на социальное и экономическое развитие. Потенциальные причины, способствующие третьему откату, следующие: • систематическая неспособность демократических режимов действовать эффективно может повредить их легитимности; • международный экономический кризис может также во многих странах лишить демократию легитимности; • переход к авторитаризму какой‑либо демократической или демократизирующейся великой державы может привести к возникновению эффекта «снежного кома»; • переход нескольких недавно демократизировавшихся стран к диктатуре из‑за отсутствия многих необходимых для демократии условий также может привести к эффекту «снежного кома» в обратную сторону; • набравшая силу экспансия со стороны недемократического государства по отношению к демократическим странам; • возникновение различных форм авторитаризма, отвечающих нуждам своего времени: авторитарный национализм, религиозный фундаментализм, олигархический авторитаризм, популистские диктатуры, групповые диктатуры, которые могут взять под контроль все общество.
Тем не менее ни об одной из всех этих старых и новых форм авторитаризма нельзя сказать, что она наиболее вероятна, но ни об одной также нельзя сказать, что она полностью невозможна. Так, во второй половине 1990‑х гг. во многих регионах, охваченных третьей волной демократического перехода, наблюдается процесс стагнации демократизации. Это относится ко многим государствам Африки, Юго‑Восточной Азии, странам бывшего СССР, в меньшей степени – к постсоциалистической Восточной Европе и Прибалтике. Л. Даймонд справедливо характеризует этот процесс как продолжающийся рост электоральной демократии при застое в развитии демократии либеральной , обращает внимание на все более поверхностный характер демократизации на исходе ее третьей волны. На протяжении 1990‑х гг. пропасть между электоральной и либеральной демократией постоянно увеличивалась. Это проявлялось в росте нарушений прав человека, наступлений (если не прямого, то косвенного) на свободу слова, коррупции на всех уровнях государственной власти, неэффективности законодательной и судебной властей. Застой демократизации в рамках ее современной третьей волны объясняется следующими факторами: 1) слабостью социальной базы либерального демократического транзита, проявляющегося в слабости среднего класса, его незначительности (или недостаточного удельного веса в социальной структуре общества); 2) слабостью и недостаточной структурированностью гражданского общества; 3) отсутствием эффективной многопартийной системы при наличии множества мелких политических партий, которые не в состоянии создать реальную действительную оппозицию и мобилизовать граждан для обеспечения эффективного контроля за властными структурами; 4) крайне слабой распространенностью среди граждан либеральной политической культуры. Вместе с тем, в отличие от предшествующих десятилетий, здесь не наблюдается тенденции к новой глобальной волне отката от демократизации. Во‑первых, этому способствует новая международная обстановка. Если до второй половины 1980‑х гг. в условиях противоборства двух мировых систем и двух сверхдержав авторитарные режимы могли политически лавировать в этом противоборстве, а либеральный Запад еще мог как‑то оправдать легитимность авторитарных режимов в борьбе с мировым коммунизмом, то с крахом Восточного блока и распадом СССР этот внешний фактор легитимации авторитаризма был практически сведен на нет. Во‑вторых, в большинстве стран, охваченных третьей волной демократизации, отсутствуют сильные авторитарные движения, которые пользовались бы поддержкой значительной части населения. В‑третьих, во многих странах отсутствует эффективная идеология, которая могла бы легитимизировать возникший авторитарный режим и обосновать полный откат от демократизации. В целом же современная демократическая волна имеет длительный, затяжной и противоречивый характер именно вследствие своего глобального характера. Поступательный характер демократических процессов в переходных обществах потребует не одного десятилетия и будет зависеть от сочетания множества внутренних и внешних факторов. Основные понятия: волна демократизации, демократизация, демократический транзит, институционализация демократии, консолидация демократии, либерализация, транзитология, фаза принятия решений, фаза привыкания.
<< | >>
Источник: Под ред. Б. Исаева. Введение в политическую теорию для бакалавров. (Учебное пособие). 2013

Еще по теме 22.4. Причины стагнации транзита и откатов волн демократизации:

  1. Статья 16.10. Несоблюдение порядка внутреннего таможенного транзита или таможенного режима международного таможенного транзита
  2. СТАГНАЦИЯ
  3. 8.2 Демократизация управления
  4. 6.2 Причины инфляции
  5. 3.2. Классификация причин и условий преступности
  6. 6. Выявление причинно-следственной связи
  7. 50 ПРИЧИНЫ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ
  8. Причины экономических циклов
  9. Причины коррупции
  10. 10.2. Причины и условия преступности несовершеннолетних
  11. КАУЗАЛЬНЫЙ (от лат. causa — причина)