Развитие местного самоуправления после принятия христианства

Принятие в 988 г. христианства оказало ощутимое влияние на русское общество. С введением христианства к прежним элементам – славянскому и варяжскому – присоединился новый элемент – византийский в лице христианской церкви и духовенства, пришедших на Русь из Византии.

С появлением христианской веры расширяется круг субъектов самоуправления. Наряду с производственными и территориальными общинами у славянских народов появляется монастырское и церковное самоуправление, сочетающее в себе производственно-территориальный принцип построения.

В Пскове, например, духовенство нескольких церквей объединялось при одной какой-либо церкви в собор, который избирал из своей среды двух церковных старост, управляющих делами своего собора.

Старое земское устройство, составлявшее основу жизни русского общества, продолжало существовать по-прежнему, охраняло законную самостоятельность общества от всяких внешних притязаний, способствовало его постепенному и правильному развитию и не допускало погибели русского народа в княжеских междуусобицах и войнах с внешними неприятелями.

Территориальной основой местного общинного самоуправления являлись младшие города, пригороды, селения, волости, погосты.

Городами тогда назывались те главные крупные общины, к которым примыкали мелкие общины. Они делились на старшие города и пригороды и имели внутреннее административно-территориальное деление, обусловленное производственным фактором.

Своеобразным было административное устройство Пскова. В административном отношении город Псков делился на шесть концов, или районов. Концы делились на улицы. Остальная территория Псковской земли делилась на 12 пригородов. Пригороды подчинялись кончанским органам власти. К каждому концу прикреплялось по два пригорода.

Пограничная территория Пскова делилась на так называемые губы, или округа, которые, в свою очередь, делились на волости. Волости делились на несколько сел и деревень.

Сельские общины Руси делились на села и починки, а несколько сел и починков, состоявших друг с другом в связи, составляли новые центры, подчиненные городам, и назывались волостями.

Очевидно, что административное деление было тесно связано с наличием производственного фактора и внешней торговли. Более того, производственный фактор определял административное деление. С ростом числа производственных общин изменялось административное деление города: все части города, пригороды, погосты, селения находились в вертикальном соподчинении. Несмотря на это, местное самоуправление действовало. Это обусловлено было тем, что оно держалось на собственности, принадлежавшей общинам.

Экономическую основу местного самоуправления составляли различные общины по роду занятий. Общины представляли собой, как правило, немногочисленные производственные или торговые коллективы. Общин насчитывалось на территории улицы, части города, в городе большое количество.

Община основывалась в основном на производстве. Она самостоятельно создавала себе материальную основу и, естественно, имела обособленное имущество, которым самостоятельно распоряжалась. Все вопросы, связанные с распределением результатов труда, решались на общем собрании или вече общины. Община защищала состоявших в ней членов во внешних отношениях, несла ответственность за их действия.

В Новгороде в данный период насчитывалось свыше 50 видов ремесел. Мастеровые люди составляли здесь основную массу населения, т. е. община сохранила производственно-территориальный характер. Жители общин занимались земледелием, бортничеством, пчеловодством, рыболовством, ремеслом, строительством, торговлей, извозом, разведением животных и т. д. Люди отдавали предпочтение тому, что давало средства для существования и обеспечения нормальных жизненных условий.

В Пскове значительное место занимали ремесло, строительное дело, торговля. Общины имели такие ремесла, как кожевенное, скорняжное, суконное, портняжное, сапожное, горшечное, шапочное и т. д. Здесь общинами выращивались лен, рожь, хмель, выделывалась пенька, производились воск, рыбий жир, осуществлялись рыболовство, охота, пчеловодство.

Общины данного периода представлены в литературе XIX в. и источниках русского права более ясно и определенно. Это проявляется в том, что, например, купеческие общины показаны в качестве органов местного самоуправления, формировавшихся только из числа купцов, имевших свои капиталы и вносивших вклад в общинную казну в виде определенной суммы денег.

Особенно отчетливо показана сущность формирования купеческих общин в Новгороде. Грамота Всеволода церкви св. Ивана на Петрятином дворе указывает: «А кто хочет в купечество вложиться в Иваньское и дасть купцам пошлым людям вклада 50 гривен серебра, а тысяцкому сукно ипьское, а не вложится в купечество и не дасть 50 гривен серебра, ино то не пошлый купец».

Общины и сотни «черных людей» составляли люди, которые имели свои дворы на городской общинной земле и были хозяевами, и все лежащие на них земские повинности определялись долею общинной земли, находящейся в их владении. Все же городские жители, не имевшие в своем владении общинной земли, не считались членами общины и не имели голоса в общинном управлении, не несли тягла.

Это свидетельствует о том, что в общину могли вступать только те, кто обладал имущественным цензом.

То же самое говорится о земских ремесленниках, т. е. об общинах ремесленников. Земскими ремесленниками назывались те, которые владели определенною долею общинной городской земли и как члены общины несли со своих ремесел земское тягло и через своих выборных старост участвовали в земском управлении.

Об имущественном цензе формирования общин свидетельствует Русская Правда: членом верви (общины) признавался только тот, кто ежегодно вносил определенную сумму.

Таким образом, практика и законодательство того периода закрепили имущественный ценз формирования общины, являвшейся первичным институтом местного самоуправления. Из этого следует, что управлять общественными делами имел право тот, кто владел определенным имуществом и входил в состав производственной, купеческой и иной общины.

Формы осуществления самоуправления оставались теми же, что и в дохристианский период.

Во-первых, сохранили свою значимость вече (собрания) улиц, частей города, погостов, селений, волостей, общин, в которых принимали участие только члены общин. Деятельность вече по-прежнему носила соподчиненный характер. И. Д. Беляев отмечает следующее: «Целый край, тянувший к своему старому городу, одновременно с властью княжеской управлялся вечем старого города, от которого зависели и пригороды; в каждом пригороде было также свое вече, которому повиновались волости, тянувшие к городу; равным образом волости и каждая мелкая община имели свой мир, свое вече, приговору которого должны были повиноваться члены общины».

Местное самоуправление данного периода выступает в роли института управления, с развитием которого связано укрупнение административных единиц путем объединения общин вокруг старших городов и пригородов, создание крупных политических центров.

Во-вторых, местное самоуправление осуществлялось выборными должностными лицами, которых избирало соответствующее вече. Как правило, это были старосты общин, старосты улиц, кончанские старосты (в Новгороде и Пскове), сельские, волостные и губские старосты и т. д. Кроме того, история упоминает о сотских, которые избирались сотнями. Под сотнями понимаются отдельные общины, действовавшие в городах. Сотские упоминаются не только в Новгороде, но и в Киеве, Владимире, Галиче.

Старосты и сотские осуществляли исполнительно-распорядительные функции.

Компетенция местного самоуправления в данный период носит более или менее определенный характер. Вече частей города, пригородов, малых городов, волостей, сел выполняло свои функции, избираемые на вече должностные лица – свои.

Например, к компетенции концов города Пскова были отнесены вопросы вооружения определенного количества войск, строительства городских стен, участия при заключении договоров с соседними государствами, управление пригородами, сбор налогов, строительство мостовых в городах, организация производства по различным направлениям.

По Уставу Ярослава черные сотни, являвшиеся единицами местного самоуправления, несли повинности содержать мостовые в городе наравне с прочими классами, а также поддерживать городские укрепления.

Компетенция, которой обладали части города или иные самоуправляющиеся производственные и территориальные единицы, разделялась на компетенцию вече и компетенцию выборных должностных лиц.

На вече (собраниях) решались наиболее важные вопросы местного значения и внутренней жизни общин, а также имеющие общегородское значение.

Выборные должностные лица (старосты, сотники) обладали компетенцией, производной от компетенции вече. Они выступали в роли исполнителей воли, выраженной на вече, и обязаны были реализовать все его решения. За старостами, сотскими были закреплены функции исполнительно-распорядительного характера. Вече (собрание) принимало решения, старосты и сотники были обязаны организовать их выполнение.

Староста улицы (уличанский староста) в Новгороде организовывал выполнение работ по благоустройству, осуществлял надзор за порядком, вел учет жителей-собственников, разрешал и регистрировал сделки на земельные владения, дворы и дома.

Уличанские старосты в Пскове, кроме того, распоряжались денежными средствами уличной общины, вели книги со списками уличан.

Относительно старост купеческих общин и сотников И. Д. Беляев замечает: «Эти представители и начальники каждой общины управляли всеми делами и судом: они же собирали и заведовали вкладами, получаемыми ими от всякого нового члена, поступающего в купеческую сотню или общину».

Для осуществления компетенции необходимо было иметь не только производственную базу, но и финансовые ресурсы. По утверждению И. Д. Мартысевича и О. В. Мартышина, концы и улицы городов Новгорода и Пскова обладали своими денежными средствами. Хотя О. В. Мартышин высказывает только предположения.

Союзы общин, в роли которых выступали концы и улицы, имели свои сводные финансовые ресурсы для общественных нужд.

В литературе имеются сведения о том, что союзы общин вполне могли организовывать общие фонды распределения выручки. Постепенно начала складываться финансовая система Древней Руси. Основным источником доходов казны старших городов, являвшихся политическими центрами, была дань, которую общины «платили мехами с дыма, или обитаемого жилища, некоторые по шляху от рала». Дань взималась двумя способами: «повозом», когда она привозилась в Киев, и «полюдьем», когда князья или княжеские дружины сами ездили за нею.

Кроме того, налогообложение существовало в форме торговых и судебных пошлин. Они взимались за провоз товаров через горные заставы, за перевоз товаров через реку, за право иметь склады, устраивать рынки, за взвешивание и измерение товаров. В организации сбора дани и пошлин принимали непосредственное участие территориальные органы местного общинного самоуправления. Часть этих налогов оседала на местах, а часть направлялась в центральную казну старшего города. Источниками доходов местного общинного самоуправления были отдельные торговые пошлины: гостиная, уплачиваемая купцами, приезжавшими из иных городов или земель; мост, собираемая за провоз товаров через заставы; провоз, собираемая за переправу через реки; пятно, собираемая за клеймение лошадей. Указанные виды пошлин не всегда передавались в распоряжение местного общинного самоуправления. Иногда эти доходы поступали в центральную княжескую казну. Все зависело от возможностей центральной власти вести сбор таких пошлин.

Судя по жизненному уровню Новгородской и Псковской земель, а он был самым высоким на Руси, органы местного общинного самоуправления преобладающую часть продукции и доходов оставляли на собственное развитие. Центральная власть способствовала этому и всячески поддерживала местную власть, составлявшую опору центра. Ибо это было главное условие укрепления и развития государства.

Наличие достаточной материально-финансовой базы позволяло местному самоуправлению решать собственные задачи и задачи, вытекающие из решений вышестоящих вече, вплоть до вече старшего города.

Правовую основу местного общинного самоуправления данного периода составляли Русская Правда, княжеские уставы, грамоты. Так, в Русской Правде есть сведения об устройстве Новгорода, о его делении на концы, улицы, сотни, о том, что сотен было всего десять. Это же известие о сотнях подтверждается уставом Всеволода Мстиславича.

В Русской Правде имеются сведения о том, что вся русская земля в смысле уплаты вир по уголовным делам была разделена на общины, называвшиеся вервями. В статьях Русской Правды по гражданским делам имеются также указания на общинное устройство русской земли.

Важнейшим историческим памятником русского права является Псковская судная грамота, объединившая в себе ряд статей, регулирующих развитие производственных общин и товарно-денежных отношений. В основном эти статьи посвящены нормам гражданского права. К ним отнесены земельные отношения, договоры найма на работу, договоры хранения, поклажи и т. д. Во всех этих правоотношениях участвовали общины, выступавшие в роли юридического лица.

Уставная грамота Всеволода, данная церкви Иоанна Предтечи на Опоках, также является документом, дающим представление о том, что местное самоуправление в Новгороде действовало в общинах, составляющих приходы, улицы, концы.

Уставная грамота Всеволода уже с большей ясностью определяет форму проявления местного самоуправления, его территориальную и производственную основу. Из грамоты следует, что производственные, торговые, промысловые общины объединялись по экономическим интересам на определенной территории для совместных действий.

Соотношение местного самоуправления с центральной властью старшего города в большей мере сохраняет существовавший ранее характер.

Вече старшего города по-прежнему выступало в роли высшего законодательного и политического органа власти объединенных союзов общин. Все его решения были обязательны к исполнению вече соподчиненных по вертикали территорий.

Вечевая структура соответствовала структуре административно-территориального деления по соподчиненности. Каждый край русской земли был союзом общин, его населявших, или большим миром, состоявшим из союза малых миров, населенных на его земле и ему подчиненных, а вся русская земля была общим русским миром.

Устройство местного самоуправления по-прежнему оставалось общинным. «Развитие княжеской власти нисколько не касалось этого устройства, да и не имело в этом никакой нужды, потому что не было началом противоположным и уничтожающим».

В большей степени князья зависели от земщины. Так, Новгородская, Киевская, Смоленская, Полоцкая, Волынская, Черниговская, Рязанская, Муромская земщины имели весьма сильное воздействие на князей. Свои решения князья должны были согласовывать с земщиной, князей приглашала земщина и даже смещала их с должности.

Например, князья смоленские были очень ограничены земщиной, так как не могли опереться на дружину, которая была заодно с земщиной. Здесь земщина принимает самое активное участие во всех княжеских делах, в том числе в заключении договоров с другими землями и государствами в войнах, которые вели князья смоленские.

Местное самоуправление в период нашествия монголо-татар. В период монголо-татарского нашествия, в начале его владычества, земщина (местное самоуправление) по-прежнему принимала участие в государственных делах и в отношениях князей друг к другу. Но такой порядок существовал только до середины XIV столетия. Это было обусловлено тем, что московские князья сделались первенствующими. Участие земщины в государственных делах значительно уменьшилось. Причиной ослабления значения земщины являлось сосредоточение в руках князей, с помощью татар, огромных земельных владений. К концу татарского владычества земщина (местное самоуправление) настолько лишилась своего значения, что за нею оставалось только право раскладки податей (налогов) между своими членами. При установлении податей и определении их размера князья уже не советовались с земщиной, не спрашивали ее мнения. Они действовали по примеру татарских ханов, определяя все единолично. Русская земщина подпала под двойной гнет. С одной стороны, подати выколачивали татарские ханы, с другой – русские князья.

Внутреннее устройство земщины во время татарского правления оставалось прежним.

В данный период происходит существенное изменение в структурной связи городов и пригородов. Старшие города утратили свое прежнее значение, их практически не стало. Татарское владычество внесло в структуру власти свои коррективы. Если до нашествия татар объединяющим началом было вече старшего города, которому подчинялись все остальные вече, то при правлении татар такого соподчинения по линии вече уже не существовало в большинстве русских земель.

Из этого следует, что монголо-татары разрушили основу, объединяющую славянские общины, – представительную власть, которая концентрировалась в старших городах, являвшихся политическими и торговыми центрами. Разобщение союзов славянских общин, с которым было связано упразднение народного представительства, способствовало длительному удержанию господства монголо-татар над русским народом. Разобщенный народ не представлял для татар опасность.

Порядки, установленные завоевателями, приостановили процесс объединения общин вокруг старших городов и фактически уничтожили начавшееся было устремление к формированию единого русского государства в форме народного представительства. В этот же период был нанесен серьезный удар по общинному устройству. Общины теряли роль самоуправляющихся единиц. Они разорялись монголо-татарами экономически и нейтрализовались политически. Основная часть дохода общин изымалась в центр в виде дани. Свободное распоряжение имуществом и результатами труда исчезло. Земля в основном перешла в собственность центральной власти. Местное самоуправление к завершению владычества монголо-татар утратило свое былое значение. И лишь отдельные его ростки сохранились в Новгороде и Пскове, где влияние татар было значительно слабее.

Таким образом, история данного периода свидетельствует о том, что до нашествия монголо-татар славянские народы имели реальное местное самоуправление и были устремлены к образованию союзов общин в лице городов, старших городов как политических центров, где власть действовала в форме народного представительства.

С вторжением чужеземцев институт народного представительства был упразднен. Это, естественно, отрицательно сказалось на общинном местном самоуправлении. Основы общинного строя были подорваны как политически, так и экономически.

<< | >>
Источник: Н. В. Постовой, В. В. Таболин, Н. Н. Черногор. Муниципальное право России. 2015

Еще по теме Развитие местного самоуправления после принятия христианства:

  1. 4. Принятие христианства и крещение Руси
  2. МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В СССР И ПОСЛЕ РАСПАДА СССР
  3. Разработка и принятие Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления Российской Федерации"
  4. Возникновение и развитие местного самоуправления
  5. Разработка и принятие Федерального закона от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"
  6. Развитие правовой доктрины о местном самоуправлении
  7. Возможные перспективы развития местного самоуправления
  8. Проблемы становления и развития местного самоуправления в России
  9. 1.3.3. Отзыв депутатов представительного органа местного самоуправления. Досрочное прекращение полномочий главы муниципального образования и других выборных должностных лиц местного самоуправления
  10. Полномочия местного самоуправления в сфере социально-экономического развития территорий
  11. 1.1.4 Становление и основные тенденции развития местного самоуправления в России на современном этапе
  12. ПОЛНОМОЧИЯ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СФЕРЕ РАЗВИТИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
  13. 1.5.2. Ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления.