Логический аппарат исследования систем управления

В основе проведения любого исследования лежат постулаты логики. Термин “логика” происходит от древнегреческих слов “Хоуисг]” — наука о правильном мышлении, искусство рассуждения и “ЪЬуод” — речь, рассуждение, мысль.

В системе современных научных знаний данным термином обозначается наука о формах, методах и законах интеллектуальной познавательной деятельности, формализуемых с помощью логического языка. Так как это знание получено разумом, логика также определяется как наука о формах и законах правильного мышления. Поскольку мышление оформляется в языке в виде рассуждения, частными случаями которого являются доказательство и опровержение, логика иногда определяется как наука о способах рассуждения или о способах доказательств и опровержений.

Логика как наука изучает способы достижения истины в процессе познания опосредованным путем, не из чувственного опыта, а из знаний, полученных ранее, поэтому ее также можно определить как науку о способах получения выводного знания.

Известный физиолог академик Анохин писал, что логика — необходимый инструмент, освобождающий от лишних, ненужных запоминаний, помогающий найти в массе информации то ценное, что нужно человеку. Она нужна любому специалисту, будь он математик, медик, биолог, экономист, управленец, юрист...

Одна из главных задач логики — определить, как прийти к выводу из предпосылок (правильное рассуждение) и получить истинное знание о предмете размышления, чтобы глубже разобраться в нюансах изучаемого предмета мысли и его соотношениях с другими аспектами рассматриваемого явления. Логика служит одним из инструментов почти любой науки.

В то же время классическая логическая теория далеко не совершенна: основное ее содержание формулируется на особом, созданном специально для своих целей языке, использует абсолютное предметное мышление. В ней не предполагается использование контроля прагматических ошибок, погрешностей нелинейностей используемых систем отсчета, пограничных ошибок описания, релятивизма масштабирования и т. п. Вследствие этого принято считать нормальным факт наличия в ее языке парадоксов и априорных утверждений, кустовых эффектов словаря и т. п.

Подобно тому как умение говорить существовало еще до возникновения науки грамматики, так и искусство правильно мыслить существовало задолго до науки логики. Логические операции (определение, классификация, доказательство, опровержение и др. ) нередко применяются каждым человеком в его мыслительной деятельности неосознанно и с погрешностями. Некоторые склонны считать собственное мышление естествен-ным процессом, не требующим анализа и контроля больше, чем, скажем, дыхание или движение.

Реальное мышление не сводится просто к логической последовательности. В процессе решения возникающих задач важным оказывается, как правило, все: и последовательность, и интуиция, и эмоции, и образное видение мира, и многое другое.

Основная цель (функция) логики всегда оставалась неизменной: исследование того, как из одних утверждений можно выводить другие. При этом предполагается, что вывод зависит только от способа связи входящих в него утверждений и их строения, а не от их конкретного содержания. Изучая что из чего следует логика выявляет наиболее общие или, как говорят, формальные условия правильного мышления. Сфера конкретных интересов логики существенно менялась на протяжении ее истории.

В настоящее время различают неформальную, формальную, символическую и диалектическую логику.

Термин “неформальная логика” распространен, прежде всего, в англоязычной литературе и обозначает исследование аргументации в естественном языке. Одной из главных задач ее является исследование логических ошибок. Неформальную ло-гику можно определить как ответвление логики, задачей которой является разработка неформальных стандартов, критериев и процедур для анализа, интерпретации, оценки, критики и построение аргументации в повседневном дискурсе.

Любой вывод, сделанный на естественном языке, обладает чисто формальным содержанием (смысл рассуждения может быть разделен на форму мысли и собственно содержание), если можно показать, что он является частным применением абст-рактного универсального правила, которое отвлекается от вся-кого конкретного предмета, свойства или отношения. Именно этот вывод с чисто формальным содержанием называют логи-ческим выводом и основным предметом логики.

Анализ вывода, который раскрывает это чисто формальное содержание, называется формальной логикой.

Формальная логика представляет собой конструирование и исследование правил преобразования высказываний, сохраняющих их истинностное значение безотносительно к содержанию входящих в эти высказывания понятий. В истории философии — это отдельный раздел, или направление, логики конца XIX — начала XX века. Иногда его путают с символической, или математической логикой.

Термин “формальная логика” введен Аристотелем. По Канту, формальная логика (в “Критике чистого разума” (“КЧР”) она названа “общей”) отвлекается от содержания понятий и имеет дело только с их формой.

Границы же логики совершенно точно определяются тем, что она есть наука, обстоятельно излагающая и строго доказывающая одни только формальные правила всякого мышления (безразлично, априорное оно или эмпирическое, безразлично, каково его происхождение и предмет...).

Сам Кант противопоставлял формальной логике (к которой относил прежде всего силлогистику, основывающуюся на “Аналитиках” Аристотеля) содержательную, трансцендентальную логику, являющуюся зачатком учения о категориях, разработка которой и составляет основной предмет “КЧР”. Но так как существуют и чистые, и эмпирические созерцания. . . можно ожидать, что и мыслить предметы можно различно. В таком случае должна существовать логика, абстрагирующаяся не от всякого содержания познания.

Формалистами (представителями так называемой логистики, оформившейся на Женевском конгрессе 1904 г. усилиями Л. Кутюра, А. Лаланда и др. ) конца XIX — начала XX века формальность логики связывалась с выделением значений истинности высказываний при переносе их из естественного языка в символическую нотацию. Логистики стремились дать обоснование математическому знанию (и, возможно, в перспективе естествознанию) в пределах одной только формальной логики, существенные усилия в этом направлении были приложены известными исследователями в области логики Д. Гильбертом, Л. Кутюра, Б. Расселом.

Под формой вообще мы понимаем выражение, в которое по крайней мере одна переменная входит таким образом, что это выражение превращается в истинное или ложное высказывание вследствие того, что мы подставляем нечто на место этой переменной.

Это отличало формальную логику от иных дисциплин, также имеющих дело с формой, как то лингвистика и такие математические дисциплины, как арифметика, геометрия, алгебра и анализ и проч. Соответственно, к формальной логике ими относились все те разделы логики, которые удалось формализовать в символических формах, разработанных в XIX—начале XX века математиками и логиками О. де Морганом, Дж. Булем, Дж. Пеано, Г. Фреге, Расселом и др.

Вне пределов формальной логики оставались такие логические дисциплины, как диалектика (в ее средневековой версии и различных нововременных вариантах), индуктивная логика (Дж. С. Милль) и другие варианты логики науки.

Так, понимаемая формальная логика переставала быть наукой о мышлении, и многими формалистами последнее вовсе дезавуировалось как “психологическое” понятие, не имеющее отношения к логике как таковой, которая-де должна сосредоточиться на изучении и совершенствовании языка, на структурных, а не процессуальных свойствах речевых конструкций. Эта точка зрения нашла развитие во взглядах Венского кружка, Львовско-Варшавской школы и далее англосаксонской аналитической философии. Однако другими формалистами (в частности, большинством российских) она не разделялась.

В то же время в 1910—1920-х гг. претензии логистики на обоснование точного знания убедительно критиковались А. Пу- анкаре и позднее примкнувшим к нему в этой критике Гильбертом, после чего логистическое движение сошло на нет.

Предмет формальной логики специально реконструировался и критиковался в работах Московского логического кружка (МЛК) и затем Московского методологического кружка. Критика касалась не уместности разработки формальной логики как таковой или ее полезности, а полноты исчерпания ею логической проблематики и ее претензий на роль теории мышления.

Согласно реконструкции, проведенной в МЛК, логика имеет дело с “языковым мышлением” (или “языком, взятым в функции мышления”), в котором группы определенным образом связанных между собой знаков по определенным законам за-мещают реальные объекты и друг друга в отношении к дей-ствиям.

Формальная логика возможна, когда в качестве замещаемого содержания выступают не непосредственно объекты действия, а знаки, образующие замкнутые оперативные системы. Метод формальной логики последовательно проводит принцип параллелизма формы и содержания мышления.

Развитие символизации в формальной логике и ее превращение в одну из математических дисциплин закономерны, естественны и неизбежны.

В 1930—1940-е гг. формальная логика третировалась официальными философскими инстанциями как теоретическая основа буржуазного мировоззрения, нечто несовместимое с марксизмом и коммунистическими идеалами. Активной работы в соответствующих направления не было, традиции были утра-чены, немногие остававшиеся в живых специалисты были вы-нуждены заниматься другими дисциплинами или были лишены условий для нормального научного общения.

Ситуация несколько изменилась в 1946—1947 гг. , когда (по некоторым сведениям, по личному распоряжению И. В. Сталина) логика была введена в состав школьной программы (был написан ряд учебников (В. Ф. Асмуса, К. С. Бакрадзе, М. С. Строговича) и

даже в сокращенном или переработанном виде были переизданы “буржуазные” учебники С. Н. Виноградова и Г. И. Челпанова.

За этим последовало создание кафедры логики на Философском факультете Московского университета, издание ряда книг по формально-логической тематике и некоторые другие мероприятия.

Однако вокруг этой тематики с переменным успехом продолжалась борьба “диалектиков” и “формалистов”. В 19501960-е гг. формальная логика (уже уйдя из школы) обосновалась в вузах и исследовательских институтах. Выдающуюся роль в восстановлении логических исследований и преподавания логики в стране сыграли такие представители формалистического направления, как С. А. Яновская, А. С. Есенин-Воль- пин, Ю. А. Гастев, А. А. Марков и др.

Обратной стороной процесса стала контрреакция со стороны “формалистов” по отношению к логикам, стремившимся разрабатывать логику вне программы ее формализации. Уже в 1960—1970-е гг. сложности с публикациями испытывали такие логики, как А. А. Зиновьев (вынужденный затем сменить язык и перейти на “математические” символы), Э. В. Ильенков (покинувший коллектив “Философской энциклопедии” в знак протеста против подмены логической проблематики математической) и др.

До некоторой степени эта реакция продолжается даже в постсоветские годы.

В настоящее время термин “формальная логика” утратил специфическое значение и применяется (вне контекста истории науки) как синоним символической, или математической логики. “Традиционной” (в противоположность “современной”) формальной логикой могут называть те же разделы логики, изложенные без применения математического аппарата.

Символическая логика изучает символические абстракции, которые фиксируют формальную структуру логического вывода.

Символическая логика представляет собой одно из основных направлений в математической логике, изучающее формальные системы. Известный отечественный ученый специалист в области логики П. С. Порецкий отмечал, что символическая логика — это “логика по предмету, математика по методу”. Выдающийся американский математик и логик, внесший значительный вклад в основы информатики А. Черч полагал, что символическая логика — это логика, изучаемая посредством построения формализованных языков.

Термин “символическая логика” акцентирует внимание на том обстоятельстве, что основными элементами формализованных языков, служащих “математическим методом” изучения предмета логики, являются в данном случае не слова обычных разговорных языков (хотя бы и употребляемые в каких-либо специальных значениях), а некоторые символы, выбираемые (или конструируемые из выбранных ранее символов) и интерпретируемые (истолковываемые) определенным образом, специфическим именно для данной логической ситуации и, вообще говоря, не связанным ни с каким “традиционным” употреблением, пони-манием и функциями таких же символов в других контекстах.

Диалектическая логика — это наука о мышлении, которая, как предполагается, дает знание о способе рассуждения, расширяющем возможности формально-логического вывода. Здесь понятие логики употребляется как в собственном логическом, так и в метафорическом смысле. Диалектическое рассуждение учитывает законы формальной логики, вместе с тем осуществляет анализ динамики перехода понятий в свою противоположность, допускает, что противоположности совпадают, ориентируется на законы диалектики.

Диалектическая логика в широком смысле есть философская наука, систематически развернутое изложение диалектики, понимаемой как логика (наука о мышлении) и теория познания объективного мира. В узком смысле это логическая дисциплина о формах правильных рассуждений, как и в формальной логике, только с учетом действия законов диалектики.

Предмет диалектической логики — мышление. Диалектическая логика имеет своей целью развернуть его научное изображение в тех необходимых его моментах в той последовательности, которые не зависят ни от нашей воли, ни от сознания, утвердить свой статус логики как логической дисциплины.

В действительности предметом диалектической логики может быть логика объективного мира и логика мышления человека. Если же не проводить между ними существенного различия, как это часто делается при философском рассмотрении знаний о логике, знания мировоззренческих законов и принципов философии преподносятся как принципы диалектической логики и возникает путаница понятий о методах развития знаний в логике и философии. В идеале философская методология должна рассматриваться как более общая, включающая в себя логическую методологию, но реализация этого идеала требует единой методологической структуры средств познания, оцени-вания и преобразования мира.

ВНМС — это “всеобщее нематериальное средство” организации мышления и познания на основе научного метода познания и преобразования действительности. Логическая структура ВНМС учитывает, что в науке есть “две стороны” — мировоззренческая и методологическая, поэтому она представляет собой “логическую структуру единого научно-философского метода познания и преобразования действительности”, который мог бы стать основой науки о развитии знаний диалектической логики.

Единство логики, диалектики и теории познания выражает единство законов развития, тотальность процесса развития, захватывающего и природу, и человеческое мышление, и общество. Этот принцип приводил в некоторое смущение марксистских диалектиков. В гегелевской диалектике этот принцип воплотился (как принцип тождества мышления и бытия) со всей возможной последовательностью. В материалистической диалектике возникли трудности с его применением. Его другая формулировка — единство диалектики объективной, диалектики природы и диалектики субъективной, диалектики мышления.

В такой формулировке различие форм диалектики признается, но не раскрывается. Когда же появляются названия трех различных теоретических дисциплин — диалектики, логики и теории познания, то становится очевидным и принципиальным существование развития в различных формах. Один из предлагаемых ответов заключается в следующем: диалектика изучает проявление развития в природе, это диалектика объективного; логика изучает особенности развития в человеческом мышлении; теория познания пытается связать диалектику объективную и субъективную с помощью принципа отражения.

Менеджеру для осуществления управленческой деятельности необходимо постоянно осуществлять переход от использования имеющегося знания к созданию нового на основе рефлексии, понимания, коммуникации и мышления.

Под процессом мышления понимается процесс умственной аналитико-синтетической деятельности, который проходит через три взаимосвязанные стадии: созерцание, научную абстракцию, формирование новых практических предложений и умозаключений.

Необходимо заметить, что процесс мышления опирается на определенный объем знаний. Место знания и мышления в менеджменте может быть определено только в том случае, если будут получены ответы на два вопроса:

Какие виды действий менеджера опираются на его личное знание и какие требуют рефлексии, понимания, коммуникации и логического мышления как особых интеллектуальных процессов, проблематизирующих существующее и создание нового знания?

Какова структура деятельности менеджера в различных ситуациях и возможно ли выделить некоторые классы ситуаций, предъявляющих разные требования к интеллектуальной “оснащенности” менеджера?

Что значит мыслить логично? Мыслить логично — это значит мыслить точно и последовательно, не допускать противоречий в своих суждениях, уметь вскрывать логические ошибки.

Мышление может быть дивергентным и конвергентным.

Дивергентное мышление — “расходящееся” мышление (способность менеджера взглянуть на проблему широко).

Конвергентное мышление — “сходящееся” мышление (сужение границ рассматриваемой ситуации).

Мышление также может быть вертикальным (традиционным) и латеральным.

Латеральное мышление — процесс обработки информации, способствующий активизации творческих способностей и интуиции.

Рассматриваемые способы мышления имеют коренные отличия, которые состоят в следующем. При вертикальном мышлении человек продвигается вперед, делая последовательные шаги, каждый из которых должен быть оправдан. При латеральном же мышлении человек использует поступающую информацию не ради нее самой, а ради результата, который она может принести.

Для латерального мышления характерна созидатель- ность, а для вертикального — избирательность. Латеральное мышление не подменяет вертикальное: необходимы оба типа, так как они дополняют друг друга. Латеральное мышление расширяет возможности вертикального мышления. Вертикальное мышление развивает идеи, рожденные латеральным мышлением.

Основными свойствами логического мышления являются определенность, непротиворечивость, последовательность и обоснованность. На этих свойствах строятся законы логики:

закон тождества: “Любая мысль в процессе рассуждения должна иметь определенное устойчивое содержание”;

закон непротиворечивости: “Два несовместимых друг с другом суждения не могут быть одновременно истинными; по крайней мере, одно из них ложно”;

закон исключенного третьего: “Два противоречащих суждения не могу быть одновременно ложными, одно из них истинно”;

• закон достаточного основания: “Всякая мысль признается истинной, если она имеет достаточное основание”.

К логическому аппарату исследования систем управления относятся формы мышления (понятие, суждение, умозаключение) и логические реалии (вопрос, гипотеза, доказательство, классификация).

Понятие представляет собой форму мышления, отражающую существенные свойства, связи и отношения предметов и явлений в их противоречии и развитии. В качестве понятия может выступать мысль или система мыслей, обобщающая, выде-ляющая предметы некоторого класса по определенным общим и в совокупности.

Суждение — это форма мышления, в которой утверждаются или отрицаются:

связь между предметом и его признаком (атрибутивные, категорические суждения);

отношения (равенства, родства, пространственные, временные, причинно-следственные и др. ) между предметами (суждение об отношениях);

факт существования предмета (суждения существования), может быть либо истинным, либо ложным.

Любое атрибутивное суждение состоит из субъекта (того, о чем говорится в суждении), предиката (признака предмета, того, что говорится о предмете) и связки.

Атрибутивные суждения подразделяются:

на общие, если в них определяются все объекты некоторого класса;

частные, если в них подразумевается часть объектов некоторого класса;

единичные, когда речь идет об одном предмете некоторого класса.

Суждения бывают простые, которые выражают связь двух понятий, и сложные, которые состоят из нескольких простых, которые соединяются между собой логической связкой.

От применяемой логической связки зависит вид сложного суждения. Логической формой получения выводимых данных является умозаключение. Умозаключение является следующей после суждений по степени сложности разновидностью абстрактных объектов.

Умозаключение — это форма мышления, посредством которой из одного или нескольких суждений выводится новое суждение, содержащее новое знание.

Не всякое сочетание суждений представляет собой умозаключение: между суждениями должна существовать определенная логическая связь, отражающая объективную ситуацию, существующую в реальной действительности.

Истинность заключения достигается при соблюдении правил вывода, к которым относятся следующие:

истинность заключения вытекает из истинности посылок умозаключения;

если умозаключение справедливо во всех случаях, то оно справедливо и в каждом частном случае (правило дедукции);

если умозаключение справедливо в некоторых частных случаях, то оно справедливо во всех случаях (правило индукции).

В зависимости от направленности логического следования, т. е. по характеру связи между знанием различной степени общности, выраженному в посылках и заключении, выделяют умозаключения:

дедуктивные;

индуктивные;

по аналогии (переход звания осуществляется от частного к частному).

К дедуктивным относятся умозаключения, в которых переход осуществляется от общего знания к частному.

Дедуктивные умозаключения различаются по количеству посылок и бывают:

непосредственные (заключение выводится из одной по-сылки);

опосредованные (в качестве посылок выступают два и более суждения).

Индуктивные умозаключения — это мыслительные конструкты, в которых на основании принадлежности признака отдельным предметам или частям некоторого класса делают вывод о его принадлежности классу в целом, т. е. переход знания осуществляется от частного к общему.

Основной функцией индуктивных умозаключений в процессе исследования является процесс генерализации, т. е. получение общих суждений. По своему содержанию и познавательной ценности эти обобщения могут различаться: от простейших обобщений, встречающихся повседневно, до эмпирических обобщений в науке. В зависимости от полноты и законченности исследования различают полную индукцию (когда вывод о принадлежности признака классу в целом делают на основании принадлежности признака каждому элементу класса или каждой части некоторого класса) и неполную индукцию (когда вывод о принадлежности признака классу целиком делают на основании принадлежности признака некоторым элементам класса или некоторой части некоторого класса).

Понятие — это форма мышления, отражающая предметы в их существенных признаках, т. е. в чем предметы сходны друг с другом (положительный признак) или чем они друг от друга отличаются (отрицательный признак).

Формируя понятия, наука отражает в них изучаемые ею предметы, явления, признаки.

Формирование понятий— сложный психический процесс, начинающийся с образования простейших форм познания — ощущений и протекающий часто по следующей схеме: ощущения — восприятие — представление — понятие.

Обычно этот процесс разделяют на две ступени: чувственную, состоящую в образовании ощущений, восприятия и представления, а также логическую, заключающуюся в переходе от представления к понятию с помощью приемов сравнения, анализа, абстрагирования, синтеза и обобщения. Сущность этих приемов состоит в следующем:

сравнение — прием сопоставления различных предметов, различных видов предметного содержания, в результате которого появляется новое знание о сходных и различных признаках сопоставляемых предметов, оформляемых в виде новых понятий (сходства и различия вещей);

анализ — прием предметного или мысленного расчленения, разложения предмета, предметного содержания на части, исследование особенностей выделенных частей и образование новых (частных) понятий на основе выделенных признаков частей предметов, предметного содержания;

абстрагирование — прием отвлечения от одних сторон предметов, предметного содержания и выделения других сторон, на которых концентрируется внимание исследователя, познающего человека, что ведет к уточнению знания о предмете и образованию или уточнению понятий;

синтез — прием предметного или мысленного разъединения каких-либо образований, в том числе частей, выделенных в ходе предшествующего анализа (на основе частных понятий), в некоторое целое, обогащенное за счет нового содержания частей (также частных понятий). На основе такого соединения образуются новые понятия о целом, в том числе предварительно подвергшемся аналитическим процедурам. Эти понятия определяют новые признаки целостного предмета либо уточняют знание о ранее известных признаках целого;

- обобщение — прием предметного и мысленного распространения новых или уточненных признаков на предметы определенного класса.

Важнейшими логическими характеристиками всякого понятия являются его объем и содержание. Содержанием назы-ваются существенные признаки предмета, которые мыслятся в данном понятии. Совокупность предметов, которая мыслится в понятии, называется его объемом.

Содержание и объем понятия тесно связаны друг с другом. Эта связь выражается в законе обратного отношения между объемом и содержанием понятия, который устанавливает, что увеличение содержания понятия ведет к образованию понятия с меньшим объемом, и наоборот.

Содержание понятия раскрывается с помощью определения, объем — с помощью классификации. Посредством определения и классификации отдельные понятия организуются в систему взаимосвязанных понятий.

Понятия принято классифицировать следующим образом:

В зависимости от количества элементов различают понятия общие и единичные, а также всеобщие (универсальные) и с нулевым объемом, или “пустые”.

Общими считаются понятия, в объеме которых мыслится некоторая конечная совокупность предметов (например, дом, указ и т. п. ).

Под единичными подразумеваются понятия об отдельно взятых, единичных предметах (конкретное предприятие, например, ОАО “Владимирский тракторный завод”).

Всеобщими, или универсальными, являются понятия, в которых отражены признаки, присущие любым предметам и явлениям действительности. Это философские категории: “содержание”, “форма”, “причина”, “следствие”, “сущность”, “явление”, “возможность”, “действительность” и т. п.

Пустыми, или понятиями с нулевым объемом называют дефиниции, в объеме которых не мыслится ни один из реально, физически существующих предметов.

В зависимости от того, что отражает понятие, выделяют конкретные и абстрактные понятия.

Конкретными называются понятия, в которых предметы мыслятся целиком, во всей совокупности своих основных признаков, т. е. как нечто самостоятельно существующее (“посредник”, “человек”, “наука”).

Абстрактными являются понятия, в которых мыслятся отдельные признаки предметов и явлений, взятые сами по себе как особый предмет или отношения между предметами (“ответственность”, “социальный”, “научный”, “посредничество”).

В зависимости от наличия свойств явлений, отраженных в содержании, различают понятия положительные и отрицательные.

Положительные — понятия, в содержании которых нет ни одного признака, указывающего на отсутствие чего-либо у определяемых предметов.

Отрицательные понятия имеют в своем содержании хотя бы один отрицательный признак.

В зависимости от наличия в содержании понятий призна - ков-отношений выделяют понятия соотносительные и безотно-сительные.

Соотносительными называются понятия, которые содержат признаки, указывающие на отношение одного понятия к другому. К их числу относятся предметы, существование одного из которых не мыслится вне его отношения к другому (начальник — подчиненный).

Безотносительными понятиями называются такие понятия, в содержании которых нет ни одного признака-отношения, т. е. в понятиях отражаются предметы, существующие раздельно и поэтому мыслящиеся сами по себе, вне связи с другими предметами.

В зависимости от характера элементов объемов понятий

различают понятия собирательные и несобирательные.

Собирательными называют понятия, в качестве элементов объема которых мыслятся образования, состоящие из нескольких (многих), как правило, близких, связанных предметов. Эти понятия не следует смешивать с любыми другими, поскольку любые предметы состоят из частей, имеют сложную внутреннюю структуру.

Несобирательными считаются понятия, в которых в качестве элементов объема мыслятся отдельно взятые, единичные, индивидуальные, пусть и сложные предметы.

Приведенная выше классификация понятий исчерпывает основные их виды, традиционно выделяемые в логике.

С суждениями тесно связана такая логическая реальность, как вопрос. Однако вопрос не является суждением, ибо для суждения характерно утверждение или отрицание чего-либо, в то время как вопрос не выражает ни утверждения, ни отрицания. Поэтому к вопросам, в отличие от суждений, неприменима истинностная характеристика: они не являются истинными или ложными. Хотя сам вопрос не выражает суждения, в основе его всегда лежит суждение или совокупность суждений.

Искусство задавать вопросы, вести мысль к правильному ответу — необходимый элемент логической культуры.

Вопрос — это выраженная в вопросительной форме мысль, направленная на уточнение или дополнение знаний. Структура вопроса такова:

исходное знание;

требование дополнить или уточнить эту информацию, перейти от исходного к искомому знанию.

Первая часть вопроса называется его предпосылкой, или базисом. Вопросы возникают там, где есть познавательная неопределенность. Вопросы можно классифицировать по разным основаниям.

Рассмотрим основные виды вопросов:

По отношению к теме исследования различают вопросы по существу и вопросы не по существу.

По правильности постановки вопросы бывают корректные (правильно поставленные) и некорректные.

По способу запроса неизвестного выделяют уточняющие и восполняющие вопросы. Вопросы, в которых информацию тре-буется уточнить, называются уточняющими, закрытыми, или “ли-вопросами”. Вопросы, в которых выражено требование дать новую информацию, называются восполняющими, или “что- вопросами”. Они называются также открытыми, так как мно-жество ответов здесь самим вопросом не ограничено.

По своей структуре вопросы подразделяются на простые и сложные.

По отношению к познавательной цели вопросы могут быть подразделены на узловые и наводящие. Вопрос является узловым, если верный ответ на него служит непосредственно достижению цели. Вопрос является наводящим, если верный ответ каким-то образом подготавливает или приближает человека к пониманию узлового вопроса.

Правила постановки простых и сложных вопросов:

Вопросы следует ставить корректно. Они должны быть правильно сформулированными по содержанию и форме.

Вопрос формулируется кратко и ясно. Длинные, запутанные вопросы затрудняют их понимание и ответ на них.

Вопрос должен быть конкретным, т. е. должен указывать время, место и контекст, которые необходимо учитывать при ответе.

Вопрос должен быть по возможности простым. Если вопрос сложный, то его лучше разбить на несколько простых.

В сложных разделительных вопросах необходимо перечисление всех альтернатив. Например, в вопросе: “Какой показатель используется для определения коэффициента обновления кадров: списочная численность рабочих или явочная численность рабочих?” — не указана третья альтернатива — среднесписочный состав рабочих.

Термин “гипотеза” происходит от древнегреческого лоВетс что в буквальном переводе означает основание, предположение. В рамках современной логики под гипотезой понимается недоказанное утверждение, предположение или догадка. Любая гипотеза должна быть опровержима хотя бы в принципе. Неопровержимые предположения гипотезами не являются.

Как правило, гипотеза высказывается на основе ряда подтверждающих ее наблюдений (примеров) и поэтому выглядит правдоподобно. Гипотезу впоследствии или доказывают, превращая ее в установленный факт, или же опровергают (например, указывая контрпример), переводя в разряд ложных утвер-ждений.

Недоказанная и неопровергнутая гипотеза называется открытой проблемой.

Под доказательством в логике понимается процесс (метод) установления истины, обоснование истинности суждения. В соответствии с различными возможными аспектами и уровнями рассмотрения и употребления понятий “истина” (“истинность”) и “обоснование” термин “доказательство” допускает ряд пониманий, отличающихся друг от друга по степеням общности и определенности. Однако во всех модификациях понятия “дока-зательство” отчетливо прослеживаются две противоположные (но связанные между собой) тенденции.

Первая обусловлена относительностью и содержательным характером понятия истины, поскольку оно означает соответствие, более или менее точное и полное, некоторой части реальной действительности. Вторая связана с тем, что доказательство (именно доказательство, а не просто довод в пользу рассматриваемого утверждения) должно гарантировать истинность тезиса — именно в этом состоит специфика понятия доказательство, выделяющая его из более широкого класса процедур, которые естественнее называть подтверждениями тезисов и которые могут обладать большей или меньшей степенью убеди-тельности.

Иначе говоря, понятие “доказательство” должно служить полным подтверждением истинности доказываемого предложения, а потому носить дедуктивный характер; отсюда тенденция к все большей формализации понятия “доказательство”. Таким образом, в понятии “доказательство” заключено глубокое противоречие: понятие это по-настоящему нужно для решения задач, в принципе не допускающих полного, исчерпывающего, окончательного решения; удается же довести это понятие до идеала полной определенности лишь для тех ситуаций, где решение в некотором смысле заранее предопределено и заключается уже в самой постановке задачи.

Последовательная формализация понятия “доказательство” открывает возможность передачи многих “творческих” функций человека электронным вычислительным машинам. Но из этого не следует заключения о возможности сведения всех содержательных аспектов понятия доказательства к формальным — правила вывода, хотя и имеют дело с формальными объектами (формулами), формулируются на содержательном языке, а все проблемы, касающиеся природы формальных исчислений в целом, ставятся и решаются чисто содержательными средствами. Именно эти содержательные рассуждения (и содержательные доказательства) составляют предмет самой теории доказательств.

Классификация (классифицирование) — процесс группировки объектов исследования или наблюдения в соответствии с их общими признаками. В результате разработанной классификации создается классифицированная система (часто называемая так же, как и процесс — классификацией). Таксономия (от древнегреческого та^к; — расположение, строй, порядок и уорос — закон) — теория классификации и систематизации сложноорганизованных областей действительности, имеющих обычно иерархическое строение (органический мир, объекты географии, геологии, языкознания, этнографии и т. п. ).

Являясь в большей или меньшей степени условной (соот-ветственно субъекту, ее осуществляющему, и его восприятию “общности признаков”), классификация может позволить уп-ростить общение людей, ее применяющих (если это восприятие “общности признаков” само оказалось достаточно общим). На-пример, можно использовать понятие монотонной функции, не обращаясь каждый раз к определению, выделяющему это под-множество функций из множества функций вообще.

<< | >>
Источник: А. Н. Фомичев. ИССЛЕДОВАНИЕ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ (Учебник). 2013

Еще по теме Логический аппарат исследования систем управления:

  1. 7.3 Аппарат управления внутрифирменной системой информации
  2. Глава 6. Особенности диагностики и управления рисками в процессе исследования систем управления
  3. Социологические исследования систем управления
  4. Тестирование в исследовании систем управления
  5. Рефлексионное исследование систем управления
  6. Организация процесса исследования систем управления
  7. Научная и практическая эффективность исследования систем управления
  8. Экспертные оценки в исследовании систем управления
  9. Приемы анализа и обоснования в исследовании систем управления
  10. Планирование процесса исследования систем управления
  11. Параметрическое исследование и факторный анализ систем управления
  12. Глава 4. Методы исследования систем управления
  13. Глава 5. Процесс исследования систем управления
  14. Разработка гипотезы и концепции исследования системы управления
  15. А. Н. Фомичев. ИССЛЕДОВАНИЕ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ(Учебник), 2013