ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ МЕДИЦИНСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ТРАНСПЛАНТАЦИИ ОРГАНОВ И (ИЛИ) ТКАНЕЙ ЧЕЛОВЕКА

Одним из наиболее прогрессивных и бурно развивающихся разделов медицины является трансплантология, наука, занимающаяся проблемами пересадки (трансплантации) органов и тканей. Как метод лечения трансплантация показана при большом количестве самых разнообразных заболеваний.

Отображением клинической эффективности данного метода лечения являются показатели годичной выживаемости. В ведущих клиниках этот показатель равняется: для почки — 90—95%; сердца —85%; печени — 80%*.

По обобщенным данным, современная мировая потребность составляет не менее одного миллиона клинических трансплантаций почки, сердца, печени, не считая других органов. Эта тенденция имеет склонность к прогрессированию.

Основоположником трансплантации стал российский ученый В.П. Демихов. В1951 г. он впервые в мире пересадил донорское сердце собаке. В 1967 г. хирург из ЮАР К. Барнард, пройдя предварительно стажировку у В.П. Демихова, первым в мире осуществил успешную трансплантацию сердца человеку. С тех пор сделано уже более нескольких десятков тысяч подобных операций. В России первую пересадку сердца провел выдающийся хирург, академик Российской академии наук В.И. Шумаков. Сейчас на счету у В.И. Шумакова более сотни операций по пересадке сердца, около двух тысяч — по пересадке почек и тысячи других сложнейших операций.

В Российской Федерации трансплантация органов и (или) тканей человека регулируется Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» (ст. 47), Законом РФ от 22.12.1992 г. № 4180-1 (с поел. изм. и доп.) «О трансплантации органов и (или) тканей человека»1, а также отчасти и Законом РФ от 09.06.1993 г. №5142-1 (с поел. изм. и доп.) «О донорстве крови и ее компонентов».

Условия и порядок трансплантации органов или тканей человека определяются Законом «О трансплантации...». Трансплантация органов или тканей человека является средством спасения жизни и восстановления здоровья и должна осуществляться на основе соблюдения законодательства Российской Федерации и прав человека в соответствии с гуманными принципами, провозглашенными мировым сообществом. Положения Закона созвучны со ст. 2 Конвенции о защите прав и достоинства человека в связи с использованием достижений биологии и медицины (Конвенция о правах человека и биомедицине) — интересы и благо отдельного человека имеют преимущественную силу по отношению к исключительным интересам общества и науки. Закон обеспечивает важнейшее из конституционных прав человека — право на жизнь и здоровье.

В России в качестве законных объектов трансплантации в ст. 2 Закона «О трансплантации...» и в приказе Минздрава РФ от 15 декабря 2002 г. названы следующие органы: сердце, легкое, комплекс сердце—легкое, печень, почка, поджелудочная железа с двенадцатиперстной кишкой, селезенка, эндокринные железы. Данный перечень является исчерпывающим. Между тем из средств массовой информации можно узнать о произведенных в России трансплантациях и иных органов, например, о пересадке трахеи. Очевидно, что указанный перечень с учетом практики будет дополняться. Среди тканей к трансплантатам причислены: кровь и ее ком-поненты, сперма, костный мозг.

Учитывая различия медицинского характера и особенности правового регулирования, которые присущи трансплантации органов и тканей, необходимо раздельно рассматривать трансплантацию с использованием трупных органов и тканей и пересадку с донорством живых лиц. Это связано с тем, что наряду со сходными проблемами имеется целый ряд признаков, свойственных только одному из представленных видов трансплантации.

Трансплантаты, т.е. органы и ткани, которые изымаются в медицинских целях для дальнейшей пересадки. Забор этих органов и тканей влечет временное или постоянное ухудшение состояния здоровья и (или) риск такого ухудшения.

Согласно ст. 1 Закона «О трансплантации» и ст. 19 Конвенции о правах человека и биомедицине изъятие у живого донора органов или тканей для их трансплантации может производиться исключительно с целью лечения реципиента при условии отсутствия соответствующего органа или ткани, полученных от трупа, и невозможности столь же эффективного лечения альтернативными методами.

Согласно действующему в России законодательству, живым донором может быть совершеннолетний и дееспособный гражданин. Привлечение несовершеннолетних детей к донорству костного мозга разрешается с согласия родителей. При изъятии крови донор должен быть не старше 60 лет, при изъятии спермы — в возрасте от 20 до 40 лет.

Живой донор должен находиться с реципиентом в генетической связи, за исключением случаев донорства крови, спермы, костного мозга. Перед операцией донор проходит медицинское освидетельствование, результаты которого должны подтвердить, что его здоровью не будет причинен вред. При трансплантации органов и костного мозга проводится консилиум врачей-специалистов.

• Донорство крови, спермы бывает как безвозмездным, так и платным. В Законе «О трансплантации» предусмотрено, что органы и ткани (помимо крови) не могут быть предметом купли- продажи. Осуществлять забор и заготовку органов и тканей разрешено только государственным учреждениям здравоохранения.

Заключая договор донорства, гражданин становится носителем целого комплекса относительных прав и обязанностей (право на информацию о предстоящей процедуре и ее последствиях, право отказаться в любой момент от донорства, обязанность сообщить сведения о перенесенных или имеющихся заболеваниях и др.).

Отличительной особенностью трансплантации с донорством живых лиц является характер оперативного вмешательства, при котором затрагиваются интересы двух людей — донора и реципиента. В данном случае донор представляет возможность медицинскому персоналу осуществить внедрение в свой организм, тем самым нарушая телесную целостность. Это вмешательство направлено не на собственно лечебные цели по отношению к донору, поэтому здесь речь идет о нанесении вреда здоровью человека. Принимая во внимание, что донорами являются люди, которые могут предоставить жизнеспособный орган, — вред наносится потенциально здоровому человеку. Уровень современной медицины не позволяет, к сожалению,.предельно точно прогнозировать исход оперативного вмешательства для донора. Поэтому основными условиями, наличие которых обязательно при донорстве живых людей, являются добровольное согласие в сочетании с достаточным уровнем физического и психического здоровья.

Гарантии, которые должны быть предоставлены донору невозможно выразить в виде каких-либо императивов. Тем не менее, донору должно быть гарантировано:

предварительное всестороннее комплексное медицинское обследование;

изъятие только заранее определенного парного органа, части органа или ткани;

отсутствие значительного вреда здоровью после изъятия из организма трансплантата;

пересадка органа или ткани заранее определенному реципиенту (состоящему в генетическом родстве с донором);

диспансерное динамическое наблюдение за состоянием здоровья после трансплантации.

Реципиенту как лицу, обратившемуся за медицинской помощью, должно быть гарантировано:

предварительное всестороннее комплексное медицинское обследование;

недопущение заражения от донора системными или инфекционными заболеваниями (СПИД, гепатиты и др.)

обеспечение специализированной медицинской помощью в ранний посттрансплантационный период;

диспансерное динамическое наблюдение за состоянием

тации.

Статья 3 Закона «О трансплантации...» посвящена ограничению круга живых доноров.

Предметом особой озабоченности является защита прав несовершеннолетних и иных «уязвимых» категорий граждан от принуждения или побуждения стать донором. Не допускается донорство:

несовершеннолетних (за исключением случаев пересадки костного мозга);

недееспособных лиц;

лиц, имеющих опасное для передачи заболевание;

людей, находящихся в служебной или иной зависимости от реципиента.

До 90% трансплантаций производится с применением трупных трансплантатов. Это обусловливает необходимость пристального внимания к правомерности изъятия органов и тканей у трупов.

Определяя условия и порядок трансплантации, в частности изъятия органов и (или) тканей у трупа с целью пересадки нуждающемуся в этом реципиенту, законодатель установил в ст. 8 Закона РФ от 22.12.1992 года № 4180-1 «О трансплантации...» запрет на такое изъятие в случае, когда учреждение здравоохра нения на момент изъятия было поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на него. Законодатель в данном случае избрал модель презумпции согласия на изъятие органов и (или) тканей человека после его смерти («неиспрошенное согласие» или «предполагаемое согласие»), трактующую невыражение самим лицом, его близкими родственниками или законными представителями своей воли либо отсутствие соответствующих документов, фиксирующих ту или иную волю как наличие положительного волеизъявления на осуществление такого изъятия.

В то же время немедицинский ФЗ «О погребении и похоронном деле» также регулирует порядок волеизъявления лица о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела и гарантирует погребение умершего с учетом волеизъявления, выраженного лицом при жизни, и пожелания родственников.

Таким образом, положения двух Законов («О трансплантации...» 1992 г. и «О погребении и похоронном деле» 1996 г.) по- разному интерпретируют один и тот же вопрос — а именно: правомерность изъятия органов и тканей у трупа. Именно эта коллизия привела к тому, что среди учреждений, осуществляющих забор трансплантатов в целях пересадки, нет единого мнения по поводу правомерности изъятия органов и тканей от умерших людей: с одной стороны, «презумпция согласия» Закона «О трансплантации...», а с другой — по сути, «презумпция несогласия» Закона «О погребении». В этой связи часто един-ственным средством решения проблемы служит мнение руково-дителя учреждения, где осуществляется забор трансплантанта.

В целях соблюдения баланса прав и законных интересов доноров и реципиентов вопросы, связанные с реализацией гражданином, либо его близкими родственниками или законными представителями права заявить письменно или устно о несогласии на изъятие органов и (или) тканей для трансплантации, требуют более детальной (как на законодательном уровне, так и в подзаконных нормативных актах) регламентации, а механизмы информирования граждан о действующем правовом регулирова-нии — развития и совершенствования.

В настоящее время с точки зрения некоторых авторов более оптимальной считается позиция закрепления в российском законе «О трансплантации...» презумпции несогласия. По их мнению, это позволит более эффективно осуществлять защиту прав и законных интересов граждан при оказании медицинской помощи, а также обеспечит реальное осуществление волеизъявления умершего1.

К основным направлениям, требующим рассмотрения при трансплантации с использованием трупных органов и тканей, относятся соотношение права на жизнь донора и:

права медицинскою персонала на отключение средств поддержания жизни умирающего человека, который рассматривается в качестве потенциального донора;

продолжительности проведения реанимационных мероприятий при очевидном, с медицинской точки зрения, летальном исходе;

проблемы активной и пассивной эвтаназии;

особенностей диагностики «смерти мозга» потенциального донора;

самих терминов «потенциальный донор» и «донор-

ТРУП».

Учитывая настоящее положение в трансплантации органов и тканей, когда только л ишь 15 % доноров — живые люди, значение использования для этих целей трупных трансплантатов не вызывает сомнений. Но в этих условиях необходимо четко определить роль волеизъявления умершего; сделанного при жизни, относительно возможности изъятия органов или тканей. При этом нуждается в разработке процедура оформления такого акта: определение условий правомерности формы составления, на-

личие свидетелей, значение документального заверения.

Анализ российского уголовного законодательства свидетельствует о возможности криминализации отношений в области трансплантологии. В частности, в Уголовном кодексе РФ есть статья 120 («Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации»). Прогресс в области трансплантации органов и тканей породил возможность возникновения криминальных ситуаций, связанных с поиском подходящих лиц для изъятия у них органов и тканей, в том числе и путем принуждения, чем и объясняется закрепление в УК РФ названной нормы.

Однако в правовой литературе высказывается мнение, что название и содержание статьи 120 УК РФ должно касаться не только трансплантации. Принуждение к изъятию органов или тканей человека может преследовать и другие цели, например проведение экспериментов или использование эмбриональных тканей (материалов) для изготовления лекарственных препаратов (так называемые стволовые клетки) и т.д. Поэтому уголовноправовая охрана прав и свобод человека стала бы эффективнее, если в данную норму включить соответствующие изменения и дополнения.

Уголовная ответственность устанавливается за убийство и за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 и п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК РФ), а также за торговлю людьми в целях изъятия у потерпевшего органов или тканей (п. «ж» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ).

Трансплантация органови тканей поставила перед обществом целый ряд морально-этических, медицинских и правовых проблем. Принципиальное отличие пересадки от всех других медицинских операций заключается в наличие донора — человека, который не нуждается в медицинской помощи, но здоровью которого в результате трансплантации наносится вред.

Прогрессивное развитие трансплантологии предполагает адекватное обеспечение ее правовым механизмом. Отсутствие или неадекватное правовое регулирование будет искусственно сдерживать рост и внедрение трансплантации органов и тканей, потенциально обеспечивая криминализацию данной сферы ме-дицины. Четко и полно сформулированные правовые нормы способны оказать непосредственное воздействие на деятельность медицинских работников, облегчая выход из сложных ситуаций и предотвращая возможность правонарушений.

<< | >>
Источник: Л. В. Воробьева. Медицинское право (Краткий курс лекций). 2014

Еще по теме ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ МЕДИЦИНСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ТРАНСПЛАНТАЦИИ ОРГАНОВ И (ИЛИ) ТКАНЕЙ ЧЕЛОВЕКА:

  1. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЕ
  2. § 1. Международные договоры Российской Федерациикак правовая основа деятельности судов, прокуратуры,правоохранительных органов исполнительной власти
  3. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ МЕДИЦИНСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ
  4. НЕЗАКОННОЕ ЗАНЯТИЕ ЧАСТ­НОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПРАК­ТИКОЙ ИЛИ ЧАСТНОЙ ФАР­МАЦЕВТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
  5. Глава 11. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОКАЗАНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ
  6. 8.3. Правовые основы аудиторской деятельности
  7. 2.1. Правовые основы аудиторской деятельности
  8. § 1. Понятие и правовые основы оперативно-розыскной деятельности
  9. Глава 5 Правовые основы финансовой деятельности государства
  10. 29.2.1. Правовые основы аудиторской деятельности в Российской Федерации
  11. 18.3. Правовые основы бюджетного кредитования предпринимательской деятельности
  12. § 7. Правовые основы деятельности валютной биржи
  13. Глава 55 Правовые основы деятельности Союзного государства
  14. § 4. Правовые основы пребывания войск за границей и миротворческой деятельности
  15. Применение международно-правовых норм в деятельности правоохранительных и судебных органов