21.2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ

С начала 70-х годов прошлого столетия в юридическую литературу прочно вошло понятие «криминалистическая характеристика преступлений». Л.А. Сергеев определил ее как «особенности преступлений отдельных видов, имеющие значение для следственной практики и для разработки научных рекомендаций».

В содержание понятия «криминалистическая характеристика преступлений» Л.А. Сергеев включил особенности способов и следов соответствующих видов криминальных деяний, обстоятельства, характеризующие участников преступлений, их связи, время, место и обстановку совершения преступления, объект посягательства и другие факторы, а также взаимосвязь между всеми структурными элементами.

Дальнейшее развитие сформулированных Л.А. Сергеевым положений получили в работах Н.А. Селиванова, В.Г. Танасевича, В.А. Образцова, В.И. Гавло, И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина и других ученых. Несмотря на различные подходы к определению криминалистической характеристики можно сформулировать ее общее понятие. Криминалистическая характеристика преступлений - это научная категория, в которой с определенной степенью общности описаны типовые признаки и свойства события, обстановки, способа совершения общественно опасных деяний определенной классификационной группы, процесса образования и локализации следов, типологические качества личности и поведения виновных, потерпевших, устойчивые особенности иных объектов посягательства, а также связи и отношения между всеми перечисленными структурными элементами.

Теоретическое и практическое значение криминалистической характеристики преступлений весьма значительно. Созданные путем изучения достаточного массива уголовных дел различных классификационных групп, последующего анализа и обобщения полученных результатов - групповые и видовые криминалистические характеристики имеют различные уровни типизации. Например, криминалистические характеристики: убийств - убийств, совершенных по найму - убийств, совершенных по найму с помощью взрывных устройств - убийств, совершенных по найму с помощью взрывных устройств, прикрепленных к днищу автомобиля потерпевшего и т.д. Следует отметить, что каждый дополнительный признак (свойство), обогащает содержание понятия, в то же время уменьшает его логический объем, повышая тем самым информационно-поисковые и методические возможности групповых криминалистических характеристик преступлений. И действительно, чем более содержательна групповая криминалистическая характеристика, тем более детализированной, подробной и, главное, конкретной становится соответствующая частная криминалистическая методика. Тем самым процесс использования, типизированных (обобщенных) положений криминалистических методик становится более оптимальным: меньший уровень общности криминалистических методик позволяет получить более адекватные ответы на значительно большее число вопросов, возникающих в процессе раскрытия и расследования преступлений.

Не меньше значение имеет эвристический (поисковый) аспект использования информации, содержащейся в групповых криминалистических характеристиках при построении следственных версий - главном инструменте преодоления проблемных ситуаций по уголовным делам. Механизм сложного версионного процесса можно изложить достаточно просто.

На основании недостаточной и фрагментарной, но тем не менее относительно эвристичной информации, следователь находит в типовой криминалистической характеристике преступлений соответствующие ей (исходной информации) дополнительные данные, которые включаются в теоретическую базу версии, содержательно обогащают и актуализируют ее, после чего процесс построения перспективных (высоковероятных, конкретных и обоснованных) следственных версий становится более оптимальным и целеустремленным.

Тем самым, повышенная информативность версионного процесса существенно расширяет его поисковые возможности в построении фактически возможных версий и обязательного преобразования одной из них в достоверный вывод по уголовному делу.

Хотя в групповых криминалистических характеристиках содержатся обобщенные (типовые) сведения, тем не менее в сочетании с конкретной исходной информацией она приобретает важнейший поисковый потенциал, позволяющий успешно разрешать самые острые проблемные ситуации.

Так, по уголовному делу, возбужденному по факту обнаружения частей расчлененного трупа неизвестного мужчины, после выполнения первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий были установлены: личность потерпевшего, им оказался гр-н Пономарев И.Н., 76 лет, одинокий; способ убийства - удушение тонкой бечевкой; время совершения убийства - за 4-5 дней до обнаружения частей трупа. На основании этой исходной информации следователь избрал и использовал данные, содержащиеся в соответствующей групповой характеристике и выдвинул версию о совершении преступления группой «черных риэлтеров» с целью завладения и последующей перепродажи 3-х комнатной квартиры потерпевшего. В процессе проверки этой версии были установлены лица, совершившие убийство Пономарева И.Н. Более того, в ходе расследования были установлены и другие аналогичные эпизоды преступлений, совершенных организованной криминальной группой.

Поисковый характер групповых криминалистических характеристик во многом обусловлен корреляционными связями (вероятностные зависимости) между ее структурными элементами. Поэтому, если получена информация об одном из обстоятельств, имеющих значение по делу, то это дает возможность эффективно перебросить версионный информационный мостик к другому, еще не известному обстоятельству.

Что касается соотношения между обстоятельствами, подлежащими доказыванию и структурным элементами криминалистических характеристик, то наиболее существенное различие между ними состоит в том, что обстоятельства, подлежащие доказыванию - это вопросы, на которые необходимо получить достоверные ответы, а структурные элементы групповых криминалистических характеристик содержат вероятностные ответы на стоящие перед следователем вопросы. Вероятностный характер информации, содержащейся в криминалистических характеристиках преступлений, придает творческий поисковый характер процессу использования этой информации.

21.3. Этапы процесса расследования преступлений (традиционная и ситуационная характеристики)

В настоящее время в криминалистике утвердилась научная позиция о трехэтапной структуре процесса расследования. В основе деления этого процесса на первоначальный, последующий и заключительный этапы лежит известный информационный принцип, в силу которого стратегия последующего поиска обусловлена информацией, полученной на предыдущем этапе поиска.

Этот принцип распространяется на все виды творческой деятельности, к которой относится и деятельность по расследованию. Представляется, что применительно к расследованию преступлений необходимо дополнить данный принцип следующим замечанием: в сложных ситуациях проблемного типа стратегия поиска обусловлена не столько наличием и содержанием исходной информации, сколько ее неопределенностью или даже отсутствием.

Даже в тех случаях, когда возбуждению уголовного дела и первоначальному этапу расследования предшествует предварительная или, как ее иногда называют, доследственная проверка, информационная неопределенность в той или иной степени все равно в большинстве случаев сохраняется.

Информационно-функциональный принцип периодизации дает возможность дифференцировать перечисленные выше этапы благодаря следующим критериям, характеризующим каждый из них:

1) типовым следственным ситуациям, имеющим доминирующее значение для каждого из них;

2) роли и значению версий для расследования, основным особенностям их построения и проверки;

3) объему и содержанию исходных данных, находящихся в распоряжении следователя в начале этапа;

4) основным задачам, которые решаются на соответствующем этапе;

5) доминирующей направленности деятельности участников расследования;

6) соотношению следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий на каждом из этапов процесса расследования;

7) обстановке и условиям расследования, определяющим производство процессуальных, оперативно-розыскных и иных действий.

Этапы расследования преступлений необходимо рассматривать не только как простые временные отрезки исследуемого процесса, сменяющие друг друга, но, главным образом, как подсистемы следственных, оперативно-розыскных, контрольно-проверочных, организационно-подготовительных и других действий, объединенных на основе единства разрешаемых с их помощью задач, обусловленных устойчивой повторяемостью типичных следственных ситуаций. Научный анализ проблемы периодизации расследования позволяет выделить в этом процессе традиционную и ситуационную структуры.

Прежде всего рассмотрим традиционную структуру процесса расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидности, когда уголовное дело возбуждается в одной из типичных проблемных ситуаций.

Наряду с проблемными, здесь нередко формируются и организационно-неупорядоченные ситуации, поскольку на этом этапе далеко не всегда удается сформировать оптимальную управленческую структуру, полностью оценить реальную ситуацию, наладить должное взаимопонимание и взаимодействие между участниками раскрытия преступлений, четко спланировать предстоящую работу. С самого начала расследования следователь должен быть готов к преодолению и иных разновидностей сложных следственных ситуаций: конфликтных и тактического риска.

Можно констатировать, что, несмотря на объективную возможность возникновения любой разновидности сложных следственных ситуаций, доминирующей чертой первоначального этапа является проблемно-ситуационный характер расследования, принимающий весьма часто из-за резкого и хронического недостатка исходной информации крайне острые формы. В свою очередь подобное состояние расследования обусловило решающую роль версий, в первую очередь типовых, и оперативно-розыскной информации, особенно негласного характера. При этом оперативно-розыскные мероприятия в силу указанных ранее причин приобретают особенно широкий диапазон, иногда ведутся и в противоположных направлениях, поскольку множественность вероятных целей, а нередко и почти полное отсутствие определенности по делу обусловливают именно такой, многовариантный и многоверсионный, способ деятельности по раскрытию преступлений. Даже краткая характеристика первоначального этапа расследования позволяет сформулировать его основную задачу - выявление необходимой доказательственной и тактической информации и ее носителей (источников). Основная задача этапа предопределила и его главную функцию - поисково-разведывательную направленность в деятельности следователей и взаимодействующих с ними сотрудников органов дознания, а также ведущую роль следственных и оперативно-розыскных версий. Обобщение практики раскрытия особо тяжких преступлений выявило повышенную эффективность комбинированных следственно-оперативных версий, так как при этом значительно расширяется не только фактическая база версий за счет объединения процессуальной и оперативной информации, но и их теоретическая база, поскольку в ее информационное содержание включаются обобщенные знания всех участников раскрытия преступления.

Особенности производства процессуальных, оперативно-розыскных и иных действий на первоначальном этапе расследования можно свести к следующим отличительным признакам. Большинство этих действий, а именно: - следственные осмотры (места происшествия, трупов, помещений и территорий, предметов и документов, транспорта); - освидетельствования; - обыски; - допросы потерпевших, свидетелей-очевидцев и подозреваемых; - предъявления для опознания; - прослушивание телефонных в иных переговоров; - составление и применение субъективных портретов; - розыск преступников по приметам и другим данным; - подворно-поквартирные обходы; - наружное и электронное наблюдение; - прочесывание территории за границами места происшествия; - проверка (досмотр) средств транспорта; - засады и патрулирование; - задержание подозреваемого; - производство некоторых видов экспертиз носят отчетливо выраженный поисковый, разведывательный и в то же время неотложный в криминалистическом отношении характер; обладают относительно высокой интенсивностъю и темпом их производства; требуют значительной концентрации сил и средств (в связи с чем создаются следственные группы и расширенные системы взаимодействия следователей с органами дознания (выдвижение совместных следственно-оперативных версий, составление согласованных планов раскрытия преступлений, проведение тактических операций и т.д.). Поисково-разведывательный характер первоначального этапа особенно отчетливо проявляется в том, что именно в его процессуальных и тактических рамках осуществляется специфическая подсистема раскрытия преступлений «по горячим следам»; многоверсионный и многовариантный характер приобретает первоначальный этап расследования, а комплексность первоначальных следственных и иных действий придает достаточную надежность процессу раскрытия преступлений и повышает гарантию успеха, своеобразно «подстраховывая» желаемый результат.

Первоначальные следственные действия можно определить как подсистему ситуационного типа, которой наиболее оптимально начинать расследование определенных видов и групп преступлений, состоящую из относительно устойчивой совокупности процессуальных действий, эффективно выполняющих функции по безотлагательному поиску и выявлению источников (носителей) информации, получению доказательств, проверке типовых и некоторых первичных специфических версий, установлению и задержанию подозреваемых, предотвращению новых общественно опасных деяний, других вредных последствий и возмещению материального ущерба.

Первоначальные следственные действия особенно часто включаются в структуру тактических операции, проводимых обычно на начальном этапе расследования. Наиболее распространенные из этих операций, такие, например, как поиск и исследование доказательств на месте совершения преступления, поиск преступника по приметам, контролируемая взятка, преследование преступников «по горячим следам» и т.д., существенно повышают эффективность первоначального этапа и всего расследования в целом.

После получения данных, дающих основание подозревать конкретное лицо в совершении преступления, и его допроса в качестве подозреваемого задачи первоначального этапа считаются выполненными.

Последующий этап характеризируется разрешением проблемных ситуаций в отношении основных структурных элементов предмета доказывания (событие и способ преступления, лицо, его совершившее).

Поступившая к этому моменту в распоряжение следователя доказательственная информация позволяет, с достаточной для этой стадии расследования надежностью, ответить на основные вопросы, которые определяли возникновение проблемной ситуации на первоначальном этапе.

Сведения, находящиеся в распоряжении следователя, на последующем этапе отличаются более значительным объемом (количественный критерий), а их содержание - логической упорядоченностью, большей конкретностью, разнообразием процессуальных источников, целенаправленностью и доказательственной надежностью (качественные критерии). Все эти свойства доказательственной информации и дают возможность перейти от эвристического (вероятностного, многоверсионного, нередко интуитивного) к дискурсивному (последовательному, построенному на логических выводах, полученных из накопленных по делу доказательств) варианту расследования.

Таким образом, при традиционной структуре этапов расследования доминирующую черту последующего этапа составляет процесс доказывания, осуществляемого путем информационного развертывания уже имеющихся исходных данных к источникам (носителям) новых или дополнительных сведений, а от них - к установлению фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Однако вместо проблемных трудностей, в основном устраненных, здесь достаточно часто возникают трудности конфликтного характера, существенно осложняющих получение доказательств из уже известных источников в связи с негативной позицией и противодействием некоторых участников уголовного судопроизводства (прежде всего обвиняемых, а по делам об организованной преступной деятельности - их сообщников, находящихся на свободе).

В связи с появлением на последующем этапе обвиняемого и большим значением его показаний, существенная часть следственных действий сосредоточивается вокруг этой процессуальной фигуры.

Оперативно-розыскные мероприятия в рассматриваемой ситуации также сосредоточены вокруг этой процессуальной фигуры с целью получения новой информации не только в отношении инкриминируемого ему преступления, но и для выявления новых общественно опасных деяний. В связи с подобной направленностью следственных и оперативно-розыскных действий острота конфликтных ситуаций может существенно возрастать. Для устранения конфликтных ситуаций следователи должны активно применять методы рефлексивного управления, тактико-психологические приемы воздействия, целенаправленного предъявления доказательств, высокопрофессиональное использование негласной оперативно-розыскной информации в процессе доказывания, «ударную силу» тактических операций и тактических комбинаций.

Главная задача последующего этапа - полное и всестороннее доказывание всех обстоятельств, подлежащих установлению по делу. Главная задача определила и основную функцию этапа - исследовательско-доказательственную направленность деятельности следователей и взаимодействующих с ними органов дознания. Основное содержание процессуальных действий составляют допросы обвиняемых, вновь выявленных свидетелей, очные ставки, следственные эксперименты, повторные осмотры и обыски, проведение экспертиз так называемой «второй очереди», перечень которых изменяется в зависимости от конкретной ситуации.

В то же время проверочно-исследовательский и доказательственный характер этапа не исключает постоянной нацеленности следователей и взаимодействующих с ними оперативных работников на обнаружение дополнительных сведений по делу, выявление новых эпизодов преступной деятельности и новых лиц, причастных к их совершению, поиску новых источников информации.

Диапазон оперативно-розыскной деятельности, несмотря на относительную ограниченность по сравнению с предшествующим этапом, не должен замыкаться лишь на оперативную работу с обвиняемыми. В планы оперативной работы всегда должны включаться перспективные цели, тем более, если по расследуемому уголовному делу имеются надежные источники негласной информации и возможности для производства краткосрочных и даже долговременных оперативных комбинаций.

Именно на последующем этапе происходит окончательная проверка основной версии по делу, поскольку остальные версии были проверены к концу первоначального этапа и фальсифицированы (признаны ошибочными). Однако для оптимальности проверки оставшейся версии выдвигается так называемая контрверсия, которая существенно повышает надежность проверки, выполняя важную подстраховочную функцию.

Последующие следственные действия можно определить как под систему ситуационного типа, эффективно выполняющую функцию получения и исследованию фактических данных и их использованию в процессе расследования для надежного установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам, обеспечивающим проверку специфических (конкретных) версий и переход от вероятностных знаний в достоверные.

В доказательственном отношении последующий этап завершается переходом от вероятных знаний к знаниям достоверным. В процессуальном отношении окончание последующего этапа связано с признанием следователем факта завершения предварительного следствия по делу (ст.215 УПК РФ) и необходимости выполнения требований, условий и гарантий, предусмотренных в ст.210-219 УПК РФ.

Наступление заключительного этапа характеризуется устранением или преодолением всех сложных следственных ситуаций, достаточной информационной полнотой и всесторонностью, позволяю щей достоверно и объективно доказать все обстоятельства, имеющие значение для дела.

В содержание этапа входят процессуальные действия по полному завершению производства по делу, некоторые организационно-технические мероприятия, а иногда и дополнительные следственные действия, проведенные по указанию надзирающего прокурора, начальника следственного подразделения, при удовлетворении ходатайств обвиняемого, его защитника, других участников уголовного судопроизводства.

Несмотря на сохранение некоторых поисковых и исследовательских возможностей на заключительном этапе доминируют аналитико-систематизирующая и процессуально-оценочная деятельность следователя.

Окончание заключительного этапа связано с составлением обвинительного заключения, приложений к нему, подписанием этих документов и направлением уголовного дела прокурору, в порядке ч.1 ст.220 УПК РФ.

Рассмотренную традиционную структуру процесса расследования можно отразить в следующей элементарной схеме:

На этой схеме отрезки АБ, БВ, ВГ последовательно обозначают первоначальный, последующий и заключительный этапы расследования. Соответственно пунктирные линии первого отрезка представляют первоначальные следственные и иные действия, штрихпунктирные линии второго - последующие следственные и иные действия, а точечная линия на заключительном этапе - соответствующие ему действия и мероприятия.

Однако рассмотренная структура этапов расследования представляет лишь обобщенную традиционную модель этого процесса, в которой не только индивидуальные, конкретные, но даже и многие частные, групповые особенности и черты расследования преступлений. Для того, чтобы приблизить научное исследование к реальности, сделать его результаты более соответствующими следственной и оперативно-розыскной практике, необходим иной, более точный и эффективный метод, а именно - ситуационный анализ внутренней структуры процесса расследования преступлений.

Ситуационный анализ позволяет выявить несколько наиболее типичных вариантов периодизации процесса расследования, кроме рассмотренной традиционной структуры.

Первый ситуационный вариант

После окончания первоначальных следственных и иных действий в отношении уже установленных эпизодов опасных деяний, поступают процессуальные, оперативно-розыскные или иные данные о новых преступлениях, совершенных теми же лицами. В этой ситуации, особенно если новых эпизодов не очень много, вполне возможно параллельное проведение последующих действий и мероприятий в отношении уже установленных эпизодов и обвиняемых по делу и первоначальных, направленных на поиск доказательств, и установление вновь выявленных криминальных фактов, совершенных теми же лицами. Тем самым, не приостанавливая последующие действия, следователи и взаимодействующие с ними оперативные работники параллельно проводят первоначальные действия. Графически этот вариант можно отразить в следующей схеме:

Второй ситуационный вариант

После полного завершения первоначальных следственных действий в отношении определенных лиц и эпизодов были получены сведения о новых лицах (соучастниках), причастных к совершению тех же эпизодов. В отличие от ранее рассмотренного варианта здесь появляются новые лица, а не новые эпизоды, в результате этого складывается качественно иная, более сложная в структурном отношении ситуация со своими специфическими связями и условиями. В силу тактических, психологических, информационных и процессуальных факторов возникает необходимость в создании почти самостоятельных, но тесно взаимодействующих подсистем расследования, одна из которых направлена на продолжение производства последующих действий, а вторая - на проведение первоначальных действий в отношении вновь выявленных подозреваемых. В связи с этим дифференциация следственных действий на первоначальные и последующие реализуется более жестко и строго, хотя большинство из них должны осуществляться параллельно. Представляется, что было бы более четким в данной ситуации, при параллельном производстве обеих групп следственных действий называть этот этап не последующим, а комплексным. Однако нередко, особенно если в силу различных причин следственная группа не была своевременно создана или состав явно недостаточен для параллельного производства и первоначальных и последующих действий, то вторая группа (последующих действий) на некоторое время может быть приостановлена, хотя это и не желательный вариант. Впрочем, вряд ли можно считать, что в большинстве случаев складывается новый первоначальный этап расследования. В тех же случаях, когда последующие следственные действия приостанавливаются, фактически возникает типичная ситуация полного возвращения к первоначальному этапу расследования.

Тем не менее, непроницаемая стена между обеими группами следственных и иных действий не вырастает, поскольку теснейшая связь между сообщниками, совершившими один и тот же эпизод совместной преступной деятельности, вызывает необходимость в любой момент параллельно проводить и первоначальные следственные действия в отношении вновь привлеченных к уголовной ответственности лиц (подозреваемых) и последующие действия в отношении обвиняемых. Поэтому рассматриваемый вариант можно проиллюстрировать такой схемой:

Третий ситуационный вариант

После полного завершения первоначальных следственных и иных действий в отношении определенных эпизодов и лиц следователь получает информацию о новых преступлениях и новых лицах, их совершивших, при этом обе группы виновных (обвиняемые и подозреваемые) объединены соучастием лишь по незначительной части эпизодов. В этой ситуации специфическое воздействие тактических психологических, информационных, логических, организационных, оперативных и процессуальных факторов существенно разделяют, по времени их производства, первоначальные и последующие следственные действия, что обусловливает необходимость временного приостановления этапа, который возобновится через некоторое время. Необходимость активного расследования новых эпизодов преступлений, совершенных лишь новыми лицами, массированное производство при этом первоначальных действий и мероприятий приводят к существенному усложнению этапной структуры расследования, которую можно отразить в следующей схеме:

Рассмотренные варианты ситуационной структуры расследования не являются исчерпывающими. Подобное многообразие обусловлено неоднозначным воздействием на данный процесс многочисленных ситуационных факторов, их сложным и многоплановым сочетанием.

Заключительный этап

Как известно, он характеризуется устранением почти всех сложных следственных ситуаций, хотя нередко следователю приходится преодолевать трудности организационно-управленческого характера, связанные в основном с недостатками времени из-за окончания процессуальных сроков расследования и содержания обвиняемых под стражей, большим объемом материалов дела, предъявляемых для ознакомления, опасностью уничтожения при этом отдельных протоколов и документов, умышленным затягиванием процесса ознакомления с делом конфликтующими субъектами, нежелательными контактами между обвиняемыми и с иными негативными последствиями.

Как отмечалось выше, в содержание этапа входят процессуальные действия по завершению производства расследования, некоторые организационно-технические мероприятия, а нередко и дополнительные следственные действия. Именно эти действия могут привести к коренному изменению традиционного характера этого этапа и возникновению ситуаций, типичных не только для последующего, но и для первоначального этапов расследования. Однако в отличие от рассмотренных ранее ситуационных вариантов, производство заключительных действий параллельно с последующими и первоначальными следственными действиями в большинстве случаев практически невозможно. Поэтому при возникновении ситуаций, типичных для первоначального или последующего этапов, процесс расследования должен быть «возвращен» на соответствующий этап, вновь приобретая его отличительные черты и качества.

Таким образом, возможны два типичных варианта поэтапной структуры расследования при возникновении на заключительном этапе ситуаций, свойственных для первоначального (вариант А) или после дующего (вариант Б) этапов.

Рассмотренные в данном параграфе традиционный и ситуационные варианты этапов расследования преступлений являются основными, отражающими наиболее устойчивые и типичные сочетания первоначальных, последующих и заключительных процессуальных действий и соответствующих оперативно-розыскных и иных мероприятий, имеющих общее значение для различных видовых и групповых криминалистических методик.

<< | >>
Источник: Л.Я. Драпкин, В.Н. Карагодин. КРИМИНАЛИСТИКА. 2011

Еще по теме 21.2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ:

  1. 33.1. ГРУППОВАЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  2. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  3. 32.1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.
  4. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  5. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ (ПРОИСШЕСТВИЙ)
  6. § 1. Криминалистическая характеристика экологических преступлений
  7. 36.2 ГРУППОВАЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ И ОСОБЕННОСТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТИПОВЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ СИТУАЦИЙ
  8. 35.1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АВТОТРАНСПОРТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  9. § 1. РОДОВАЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ ДОКАЗЫВАНИЮ
  10. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЛОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ ДОКАЗЫВАНИЮ
  11. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ДАННОЙ КАТЕГОРИИ
  12. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ ДОКАЗЫВАНИЮ
  13. § 1. РОДОВАЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАЛОГОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ ДОКАЗЫВАНИЮ
  14. ГЛАВА 5. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ВЕРСИИ И ПЛАНИРОВАНИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  15. 21.1. СУЩНОСТЬ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.
  16. § 1. Криминалистическая специфика преступлений несовершеннолетних
  17. § 1. Организационные и криминалистические основы расследования преступлений «по горячим следам»
  18. § 1. Криминалистическая характеристика контрабанды
  19. § 1. Криминалистическая характеристика убийств