§ 6. Финансовый мониторинг

В результате изменения после 1991 г. социально-экономического строя и вступления России в широкие децентрализованные торгово- экономические, финансовые, банковские, страховые и иные отношения в рамках мирохозяйственной системы настоятельной необ-ходимостью стало развертывание работы по борьбе с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, с тем чтобы осуществляемая в этом направлении деятельность многих других государств имела бы соответствующий аналог и продолжение на территории РФ.

Интернациональный характер мирового бизнеса, различия в налоговом и банковском законодательстве разных стран, широкое распространение наркоторговли, незаконного экспорта и импорта (контрабанды), наконец, последствия разного уровня социально- экономического развития стран требуют согласованной в международном масштабе, единообразной системы мер по защите фи-нансовой системы каждой страны от оборота средств и доходов, полученных преступным путем.

В настоящее время международно-правовая база этой деятельности состоит из Конвенции Совета Европы об отмывании, выяв-лении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. (далее — Страсбургская конвенция 1990 г.; Российская Федерация подписала ее в 1999 г.), Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма 2000 г., Кишиневской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 2002 г., ряда иных международных документов, среди которых следует особо выделить рекомендации

Группы по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) и Всеобщие директивы по противодействию отмыванию доходов в частном банковском секторе (далее — Вольфсбергские принципы 2000 г.).

В Российской Федерации с 2001 г. действует Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», на основании которого было создано федеральное ведомство по борьбе с отмыванием денег — Комитет по финансовому мониторингу при Минфине России, позднее переименованный в Федеральную службу по финансовому мониторингу (ФСФМ России), именуемую обычно Рос- финмониторинг.

Под отмыванием денег понимается легализация доходов, полу-ченных преступным путем, а именно придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления, за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ, ответственность по которым установлена указанными статьями.

Федеральный закон исходит из признания легализацией доходов только деятельности по использованию дохода, полученного в результате преступления — деяния, получившего такую юридическую оценку по приговору суда. Отметим, что существует и более широкое понятие отмывания денег (легализации доходов). К этому выводу приводит систематический анализ Страсбургской конвенции 1990 г., ст. 6 которой допускает осуществление средств борьбы даже и в том случае, когда основное правонарушение не подпадает под уголовную юрисдикцию участника конвенции или же по основаниям применения того или иного национального законодательства лицо, виновное в совершении основного правонарушения, не привлекалось к уголовной ответственности.

В двусторонних соглашениях Российской Федерации с други-ми государствами указано, что стороны сотрудничают в целях предотвращения, выявления, пресечения и раскрытия незаконных финансовых операций и операций, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных незаконным путем (например, п. 2 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Болгарии о сотрудничестве и взаимной помощи в области борьбы с незаконными финансовыми операциями и финансовыми операциями, связанными с легализацией (отмыванием) доходов, полученных незаконным путем, 1999 г.1).

Таким образом, существует как минимум два подхода к пониманию борьбы с отмыванием денег:

криминальный, когда целью выступает противодействие легализации доходов, полученных в результате доказанного или презюмируемого преступления;

общеправовой, когда любые незаконные финансовые операции, приведшие к обогащению лиц, их совершивших, расследуются в порядке, предусмотренном законодательством о борьбе с отмыванием денег, даже если основное правонарушение не получило оценку как преступление.

Хотя отмывание денег как вид противоправной деятельности известно уже несколько десятилетий, наиболее опасным оно стало в последнее время в связи с волной международного терроризма, захлестнувшей многие страны. Легализация преступных (противоправных) доходов рассматривается мировым сообществом в первую очередь как деятельность, сопряженная с терроризмом и другими тяж-кими преступлениями. Отсюда усиление международной борьбы с этим явлением, направленной против всех возможностей формирования фондов денежных средств, которые могут быть использованы для финансирования терроризма и иных преступных посягательств.

Меры борьбы с легализацией доходов, полученных преступным (противоправным) путем, включают:

возложение на организации, осуществляющие операции с денежными средствами, обязанностей по осуществлению внутреннего контроля за финансовыми операциями с их участием или при их посредничестве;

осуществление обязательного контроля за операциями с денежными средствами или с другим имуществом с доведением до Росфинмониторинга информации о подконтрольных сделках;

3) ведение деятельности по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным (противоправным) путем, и финансированию терроризма.

В свою очередь, каждое направление охватывает широкую группу конкретных мер, предусмотренных международно-правовыми актами и национальным законодательством РФ.

1. Законом предусмотрено, что кредитные организации, профес-сиональные участники рынка ценных бумаг, страховые и лизинговые компании, организации федеральной почтовой связи, ломбарды, организации, осуществляющие скупку, куплю-продажу драгоценных металлов и камней, ювелирных изделий, организации, содержащие тотализаторы и букмекерские конторы, проводящие лотереи и иные игры с разыгрыванием призового фонда, а также организации, осу-ществляющие управление инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами, осуществляют обязательный контроль за финансовыми операциями на сумму, равную или превышающую 600 тыс. руб. (эквиваленту 600 тыс. руб. в иностранной валюте), если эти операции относятся к одному из видов операций, подлежащих контролю, или же независимо от суммы одной из сторон операции является организация или лицо, в отношении которых имеются достоверные сведения об их участии в экстремистской деятельности, либо юридическое лицо, находящееся в собственности или под контролем такой организации или лица, либо физическое лицо или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию такой организации или лица1.

Для возложения обязанности по процедуре внутреннего контроля используется одновременно несколько методов:

метод родового указания организаций, осуществляющих фи-нансовые операции;

метод классификации подлежащих контролю финансовых операций;

3) метод достоверной доказательности того или иного участия юридического и (или) физического лица в экстремистской деятельности.

В частности, в дополнение к вышеуказанным признакам контролируемой операции установлено, что подлежат контролю:

операции с денежными средствами в наличной форме (покупка или продажа наличной иностранной валюты, приобретение физическим лицом ценных бумаг, обмен банкнот одного достоинства на банкноты другого достоинства, получение физическими лицами денежных средств по чеку на предъявителя, выданному нерезидентом, и др.);

операции по банковским счетам (вкладам) — при размещении денежных средств во вклад (на депозит) на предъявителя, при открытии вклада (депозита) в пользу третьих лиц с размещением в него денежных средств в наличной форме, при переводе денежных средств за границу на счет (вклад), открытый на анонимного владельца, и в иных аналогичных случаях;

иные сделки с движимым имуществом, в том числе помещение ценных бумаг, драгоценных металлов и камней, ювелирных изделий из них и лома таких изделий в ломбард, выплата физическому лицу страхового возмещения или получение от него страховой премии, получение денежных средств в виде платы за участие в игре в лотерею или в других основанных на риске играх.

Что касается достоверной доказанности участия в экстремистской деятельности, то этот метод применяется путем внесения таких организаций и (или) лиц в специальный перечень, ведение которого возложено на Росфинмониторинг. Федеральным законом «О про-тиводействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» установлены следующие основания включения физического или юридического лица в этот перечень:

• наличие вступившего в законную силу решения суда о лик-видации или запрете деятельности организации в связи с ее причастностью к экстремистской деятельности или терро-ризму;

наличие вступившего в законную силу приговора суда Российской Федерации о признании физического лица виновным в совершении террористических действий;

наличие решения Генерального прокурора РФ или подчиненного ему прокурора о приостановлении деятельности организации в связи с его обращением в суд с заявлением о привлечении организации к ответственности за террористическую деятельность;

решения (приговоры) иностранных судов, признаваемые в Российской Федерации, в отношении организаций, осуществляющих террористическую деятельность, включение организаций и лиц по решению международных организаций, ведущих борьбу с терроризмом, в аналогичные перечни и др.

В отличие от общераспространенного мнения контроль за финансовыми операциями на предмет возможной легализации доходов, полученных в результате преступной деятельности, ограничен по ряду оснований и квалифицирующих признаков и в целом касается довольно узкого круга сделок. Заметно и то, что применяемые меры уже, чем дефиниция отмывания (легализации) доходов, полученных преступным путем, поскольку контроль сосредоточен в сферах пользования и распоряжения соответствующими денежными средствами и имуществом, тогда как владение ими практически не охватывается.

Так, получение процентов по вкладам (депозитам), дивидендов, начислений на паи и другие доходы от инвестированных денежных средств, доходы от сдачи в аренду объектов недвижимости, иные виды обогащения юридических и (или) физических лиц по основанию владения денежными средствами или недвижимостью не подлежат контролю. Но, даже не будучи всеобъемлющим, контроль за финансовыми операциями в 2009 г. привел к отзыву лицензий у 44 банков и возбуждению более 4 тыс. уголовных дел; было проверено более 5 млн подлежащих контролю операций1.

2. Осуществление обязательного контроля за операциями с денежными средствами преследует цель представления сведений о воз-можных или предполагаемых случаях отмывания (легализации) доходов, полученных преступным путем, в органы Росфинмониторин- га организациями, осуществляющими операции с денежными средствами и иным имуществом. При этом представляемая информация должна соответствовать правилам и требованиям, устанавливаемым применительно к кредитным организациям Банком России, а в отношении других организаций, поименованных в ст. 5 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», — Правительством РФ.

На организации, осуществляющие финансовые операции, возлагаются обязанности по идентификации клиентов и выгодоприо-бретателей, ведению обязательного контроля, документальной фиксации и направлению в Росфинмониторинг сведений по подлежащим обязательному контролю операциям с денежными средствами и иным имуществом, приостановлению некоторых видов финансовых операций и осуществление иных превентивных мер.

Под идентификацией клиентов и выгодоприобретателей понимается сбор документов и сведений: в отношении физического лица — персональных данных, ИНН, сведений о документе, удостоверяющем личность, и его содержании, месте жительства или месте пребывания; в отношении юридического лица — наименования, регистрационных данных, сведений об органах управления, сведений о величине уставного фонда и других активах организаций; аналогичные сведения собираются и в отношении индивидуальных предпри-нимателей.

Применительно к выгодоприобретателю идентификация предполагает сбор сведений, свидетельствующих о том, что клиент действует к выгоде другого лица при осуществлении банковской или иной финансовой операции, а также сведений, характеризующих правовой статус выгодоприобретателя.

Вольфсбергские принципы 2000 г. ориентируют кредитные учреждения идентифицировать клиентуру и по следующим критериям:

цель и причины открытия счета;

предполагаемые операции по счету;

источник состояния (характер деятельности клиента);

оценка капитала;

источник фондов (происхождение и способы перевода средств на счете);

дополнительная релевантная информация.

Правила об идентификации организаций, осуществляющих финансовые операции клиентов и выгодоприобретателей, включают в себя также разработку правил внутреннего контроля, а кредитными организациями — программы идентификации клиентов и лиц, к выгоде которых действует клиент. Данные идентификации существуют в виде специального досье и подлежат проверке в целях обновления не реже чем один раз в год.

Обязательный контроль предполагает документальную фиксацию и направление в Росфинмониторинг сведений о совершении подконтрольных операций при наличии следующих оснований:

запутанный или необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели;

несоответствие сделки целям деятельности организации, предусмотренным учредительными документами;

выявление неоднократного совершения сделок, характер которых дает основания считать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля;

иные обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях клиентуры признаков легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем.

Документальной фиксации подвергаются сведения о виде операции и об основаниях ее совершения; о дате совершения операции и сумме, на которую она совершена; данные об идентификации юридического или физического лица, ее совершившего, а также о лицах, действовавших от имени этого юридического или физического лица; сведения, требуемые для идентификации контрагента по документируемой сделке. Указанная информация направляется в Росфинмониторинг или его региональные органы. Документы, подтверждающие сведения, подлежащие фиксации, а также копии документов, необходимых для идентификации, подлежат хранению в организации, осуществлявшей финансовую операцию в течение пяти лет.

3. Важным, все более значимым направлением противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, становится в последние годы самостоятельное применение организациями, осу-ществляющими финансовые операции, превентивных мер операционного характера.

Кредитные и иные организации, осуществляющие финансовые операции согласно федеральному законодательству не только вправе, но и обязаны предпринимать меры, направленные на общую, специальную превенцию и пресечение действий по легализации преступных доходов и финансированию терроризма. Так, банкам запрещено открывать счета (вклады) на анонимных владельцев, т.е. без наличия данных, необходимых для идентификации соответствующего лица, и предоставлено право отказаться от заключения договора банковского счета с лицом, представившим недостоверные документы, подозреваемом в террористической деятельности или финансировании ее.

В выполнении распоряжения клиента о совершении расчетно- платежной операции (за исключением операций по зачислению средств на счет) может быть отказано по основаниям осуществления обязательного контроля или отсутствия (недостоверности) документов, подлежащих фиксированию в целях противодействия легализации доходов, полученных преступным путем. Ранее начатая операция может быть приостановлена на два рабочих дня с даты, когда получено соответствующее распоряжение клиента, с представлением информации в орган Росфинмониторинга (п. 5, 10, 11 ст. 7 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»).

Известно, что заключение договора расчетного или иного счета с кредитным учреждением включает в себя обязательство клиента соблюдать требования закона и банковских правил в отношении порядка проведения расчетов и оформления расчетных документов.

На кредитную организацию возложена также функция исполнения различных юрисдикционных и процессуальных актов, исходящих от судебных органов, органов предварительного следствия, налоговых органов, по аресту средств на банковском счете и приостановлению операций по счету как способу принудительного исполнения обязательств его владельца.

Рассматриваемый же здесь круг мер по противодействию легализации преступных доходов существенно отличается от других форм банковского контроля как тем, что преследует цели защиты правопорядка в совершенно иной сфере — в области борьбы с криминаль-ным бизнесом, так и тем, что применение этих мер носит обязательный характер для самой организации, осуществляющей финансовый контроль.

Согласно ст. 13 вышеуказанного Федерального закона уклонение организации от ведения противодействия легализации преступных доходов или нарушение установленного порядка этой работы может повлечь отзыв (аннулирование) лицензии на ведение соответствующей деятельности. Имеются и другие основания полагать, что противодействие легализации преступных доходов для организаций, осуществляющих операции с денежными средствами и иным имуществом, не делегированная, не возложенная экстраординарным законодательством на них публичная функция, но уставная обязанность этого вида организаций.

В аспекте же их гражданской правосубъектности противодействие легализации преступных доходов выступает лицензионным условием, поскольку оно презюмируется при выдаче лицензий и получении других специальных разрешений. В свою очередь, Рос- финмониторинг следует рассматривать как государственный орган, возглавляющий противодействие и руководящий этой работой, практически осуществляемой финансовыми и иными организациями.

Среди конкретных проблем, сопровождающих становление этого важного вида финансового контроля, упомянем лишь некоторые.

Большая часть сделок, таящих угрозу легализации преступных доходов, естественно, связана с кредитными учреждениями, облада-ющими квалифицированным штатом сотрудников и техническими средствами для осуществления контроля. Выполнение аналогичных правил другими организациями: ломбардами, казино, ювелирными магазинами — на этом фоне выглядит проблематичным. Между тем ответственность за ненадлежащий контроль за проводимыми сделками основана на единых критериях, что чревато для некоторых ор-ганизаций потерей лицензии и, соответственно, прекращением деятельности.

Не совсем ясно, почему обязанность контроля в аспекте преступных доходов вообще сконцентрирована вокруг совершения соответствующих сделок. Если владение и пользование доходами и имуще-ством, полученными преступным путем, наряду с распоряжением ими также относятся к легализации, то, предположительно, регистрационные, налоговые, лицензионные органы, суды, рассматривающие гражданские дела и арбитражные споры, некоторые другие органы, обладающие релевантной информацией, подлежат включе-нию в круг органов, ведущих этот вид контроля.

Становление механизма противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма должно, с одной стороны, исключать «размывание» критериев и превращение этой деятельности во всеобщий контроль за доходами, с другой — привести к появлению не только в законодательстве, но и в юрисдикционной практике действенных средств защиты и восстановления нарушенного права. Речь идет о не существующем пока инструменте судеб-ной защиты от легализации преступных доходов в виде права Рос- финмониторинга на самостоятельное предъявление исков в защиту интересов государства и общества независимо от возбуждения уголовных дел по ст. 174, 174.1 УК РФ.

Уголовная ответственность за легализацию преступных доходов, к сожалению, построена на зависимости ее применения от наличия приговора по основному (так называемому предикатному) преступлению. Отсутствие первого не допускает возникновения второго. В литературе обсуждаются многие варианты «оживления» ст. 174, 174.1 УК РФ, в том числе и полный отказ от зависимости от предикатного преступления и вынесения обвинительного приговора.

Компетенция Росфинмониторинга. Правовое положение центрального органа по этому виду финансового контроля определяется Положением о Федеральной службе по финансовому мониторингу, утв. постановлением Правительства РФ от 23 июня 2004 г. № 307.

Основными функциями Росфинмониторинга являются сбор, обработка и проверка информации об операциях (сделках) с денежными средствами и иным имуществом, координация федеральных правоохранительных и иных органов в сфере противодействия легализации преступных доходов, участие в разработке и осуществлении международных программ в этой области и иные, связанные с этими прерогативы.

Территориальными органами Росфинмониторинга являются межрегиональные управления, которые:

проводят проверку полученной от центрального аппарата информации;

осуществляют контрольное сопровождение материалов, переданных в правоохранительные органы; • проводят контроль за соблюдением финансовыми организа-циями правил противодействия легализации доходов, полученных преступным путем. Положение о Росфинмониторинге подтверждает его статус как одной из федеральных служб, подотчетной Правительству РФ, глав-ной функцией которой выступает ведение финансового мониторин-га — информационной работы как средства противодействия лега-лизации преступных доходов, с тем чтобы в случае выявления при-знаков такой деятельности и лиц, причастных к ее осуществлению, уголовные дела возбуждались, оперативно-розыскные мероприятия и следствие осуществлялись бы правоохранительными органами и в пределах их компетенции. Важное место в деятельности Росфин- мониторинга занимает также нормотворческая, аналитическая и ме-тодическая работа по предметам его ведения.

Отметим, что накопленный за несколько лет опыт противодействия легализации преступных доходов (имущества) посредством спе-циализированной федеральной службы с достаточной настоятель-ностью требует не столько организационной реформы этой деятель-ности, хотя здесь имеются некоторые пробелы, сколько изменения самой концепции противодействия — уточнения цели, расширения юридического инструментария, совершенствования законодательства и практики его применения.

Становится все более ясно, что в стране должна существовать четкая система борьбы с «грязными деньгами» и противодействие их легализации только уголовно-правовыми средствами есть попытка решения части проблем без внимания к сущности этого уродливого экономически и недопустимого юридически явления, ставшего следствием трансформации экономической модели в стране. Одновременно все большую актуальность приобретает задача улучшения обмена информацией между органами Росфинмониторинга и правоохранительными органами, Счетной палатой РФ, другими органами финансового контроля в целях совместного отслеживания всех пре-ступных финансовых операций и иных злоупотреблений в области оборота денежных средств.

<< | >>
Источник: Отв. ред. C.B. Запольский. ФИНАНСОВОЕ ПРАВО (Учебник). 2011

Еще по теме § 6. Финансовый мониторинг:

  1. § 6. Финансовый мониторинг
  2. КОМИТЕТ РФ ПО ФИНАНСОВОМУ МОНИТОРИНГУ (КФМ)
  3. § 6. Финансовый контроль и мониторинг в бюджетном процессе
  4. § 6. Финансовый контроль и мониторинг в бюджетном процессе
  5. Мониторинг рисков
  6. 3.3. Мониторинг земель
  7. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МОНИТОРИНГ ЗЕМЕЛЬ
  8. 6.6. МОНИТОРИНГ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПОРТФЕЛЯ
  9. Д. Мониторинг и устранение недостатков
  10. 6.5. Правовые основы мониторинга земель
  11. § 7. Кредитный мониторинг
  12. § 2. Государственный мониторинг земель. Землеустройство
  13. 9.3. Мониторинг и оперативный налоговый контроль
  14. 3.1 Становление и развитие мониторинга предприятий в России
  15. 1.2 Специфика организации мониторинга предприятий в зарубежных странах
  16. 3. 1. 7. Мониторинг
  17. Статья 23.28. Органы гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды
  18. Анализ, оценка и мониторинг инвестиционной политики
  19. 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОВЕДЕНИЯ МОНИТОРИНГА
  20. 1.3 Значение мониторинга для развития экономики страны