Глава 8. Теории мирохозяйственных связей и экономическая геополитика

Геополитика - это до сих пор формирующаяся наука. Понятие «геополитика» трактуется чаще всего чрезвычайно широко. Границы ее переходят в экономические, политические, военно-стратегические, природно-ресурсиые, экологические и другие дисциплины.

Геополитика - наука об отношении земли и политических процессов, зиждется на широком фундаменте географии, прежде всего географии политической, которая есть наука о политических организмах в пространстве, об их структуре. Геополитика имеет цель обеспечить надлежащим средством политическое действие и придать направление политической жизни в целом. Тем самым геополитика становится искусством, именно искусством руководства практической политикой. Геополитика - это географический разум государства. Геополитика изучает все, что связано с территориальными проблемами государства, его границами, с рациональным использованием и распределение ресурсов, включая и людские. В рамках этой науки выделяются два направления: геополитика предписывающая и геополитика оценочно-концептуальная.

Геополитика, как большинство дисциплин, возникла на базе трех научных подходов: цивилизационного, военно- стратегического и теории географического детерминизма. Основоположником цивилизационного подхода к историческому процессу считается русский ученый-биолог, историк, социолог, автор книги «Россия и Европа» (1822 - 1885) Н. Данилевский. Вторым источником геополитики считаются военно-стратегические теории. Большое влияние на разработку этих теорий оказал американский военно- морской теоретик, историк А. Мэхен. В 1890 г. напечатан капитальный труд адмирала- ученого «Влияние морской мощи на историю». Третьим источником геополитики являются концепции географического детерминизма. Влияние географической среды на историю и человека встречаем у Геродота, Гиппократа, Фукидида и др. Геополитика стала комплексной многоуровневой дисциплиной. Современная геополитика анализирует развитие событий на глобальном, региональном, субрегиональном и внутригосударственном уровнях, отражающих интереса государств. В результате научно-технической революции к новым элементам предмета геополитики добавились экономические процессы. Общественное разделение труда, связанное во многом .с НТР, добычей природных ископаемых, их переработкой и другими факторами, привело к реальной глобализации экономических процессов. Это выразилось в технологическом и организационном плане.

Экономические интересы выступают на первый план. На второе место в геополитике отошли географические условия жизнедеятельности стран, Большое влияние на геополитику

вызванные научно-технической революцией и воеппо-тех- нической революцией военно-технические средства: оружие массового поражения и поражения оружия противника;

научно-техническая революция, которая внесла существенный вклад в развитие электронных средств связи. Они сформировали коммуникативное мировое сообщество, в

Геополитика использует разные методы изучения явлений

Системный метод в качестве основного принципа состоит в рассмотрении любой сферы общественной жизни, науки, в частности геополитики как целостного организма,

Делтелышстный метод в науке называют психологическим, Он ориентирован на изучение психологических характе-

Сравнительный метод широко распространен во многих науках об обществе, истории, социологии, географии и политологии. Исторический метод также применяется во всех общественных науках. Он требует изучения всех явлений жизни в последовательном временном развитии. Сущность нормативно-ценностного метода в его названии. Он включает выяснение значения тех или иных факторов, явлений для государства, личностную оценку этих факторов или явлений для блага страны, индивида.

Функциональный метод требует тщательного изучения зависимостей между странами: их экономическими, политическими отношениями, уровнями военных контактов, политической активности и т.д.

К этим методам примыкает структурно-функциональный анализ, рассматривающий общество, государство, союз государств как систему, обладающую сложной структурой, каждый элемент которой выполняет специфические функции, удовлетворяющие определенные потребности и ожидания системы.

Институциональный метод ориентирует на изучение деятельности институтов, с помощью которых осуществляется политическая деятельность и функционирование государства, партий, организаций и объединений.

Антропологический метод. Сторонники этого метода видят в человеке существо и это понятие считают принципиально важным. Этот метод предлагает не ограничиваться изучением социальной среды, но и изучать иррациональные, инстинктивные мотивы поведения, детерминированные человеческой природой. Общелогические методы относятся к организации и процедуре познавательного процесса, связанного с геополитическими действиями, изменениями. Геополитика как научная дисциплина позволяет выполнять определенные функции. Наиболее важные из них - познавательная, или прогностическая управленческая, идеологическая.

Познавательная функция связана с изучением тенденции геополитического развития стран и народов, изменений различных явлений процессов, событий.

Управленческая функция геополитики проявляется в сборе и анализе эмпирической информации, выборке конкретных управленческих решений и рекомендаций, а также в том, что ее прикладная часть напрямую участвует в подготовке, разработке практических рекомендации для управления геополитическими событиями, формирования, руководства.

Идеологическая функция геополитики также многогранна. Сама дисциплина была яблоком идеологического раздора и считалась в СССР лженаукой, идеологией империализма, фашизма, оправдывающей агрессивные устремления высокоразвитых стран к мировому господству.

Геополитика часто выступает на практике как адвокат сильных мира сего. Ученые, журналисты, политические деятели, военные не только Запада, но и России стремятся объяснить, что мирное население этих или других стран бомбили для наведения там порядка соответствующего пониманию сильного, пониманию победителя. Геополитика это наука о больших пространствах, о глобальных политических и экономических процессах и искусстве управления ими.

Распад Советского Союза и системы социализма с позиций нынешнего дня оценивать чрезвычайно трудно. Появление 15 суверенных государств можно считать состоявшимся в политическом и правовом смыслах. От разрушения СССР имеется больше потерь, чем приобретений. Перечислим геополитические потери России:

утрачено более 5 млн км2, территории СССР; потеряны выходы к Балтике и к Черному морю;

| в ресурсном отношении потеряны шельфы морей: Черного, Каспийского Балтийского; | «сдвиг» всей нашей территории на север и восток; | потеряны прямые сухопутные выходы к Центральной и Западной Европе; | появление на новых рубежах России маложизнеспособных стран (Армении, Киргизии, Азербайджана), «осколков» - по терминологии американских геополитиков;

Ф на юге Россия выполняет роль защитника Европы от исламского фундаментализма;

Ф на востоке России - «вакуум» по населению (всего 8 млн чел. живет на Дальнем Востоке);

* Россия получила необустроенные границы;

Ф последствия развала СССР - это попытка конфедератиза-ции России.

В связи с распадом СССР среди множества вопросов возникает главный: почему произошел этот развал и огромная сверхдержава рухнула почти В одночасье. Во-первых, надо учитывать огромные размеры СССР. Большое пространство - это не только благо. Создание ин- фрастуктуры, сопоставимой с европейскими стандартами, обходилось Советскому Союзу многократно дороже. Транспортировка грузов — топлива, различного сырья от мест добычи и переработки в 3 - 5 раз длиннее, чем в США. Основополагающие причины распада СССР - экономические. Стремление к созданию в промышленности монополий и оценка эффективности их работы суммой прибыли сделало их невосприимчивыми к научно- техническому процессу. Состояние технологий и организации труда в СССР и России не дает возможности «отыграть» один из главных геополитических факторов современности - экономический.

Другая причина — политическая. Авторитарное руководство и управление страной и народным хозяйством несли как положительные, так и отрицательные черты. Эффективность руководства во многом зависела от интеллекта и профессиональной подготовки. В силу раздробленности элиты на местах было невозможно эффективно противостоять ошибочным решениям центра. Эти факторы, способствующие разрушению СССР, действуют и сейчас. К ним добавились новые; это ослабление экономических связей между регионами, падение научно-технического потенциала Федерации. Ослабление научно-технического потенциала страны связано с «утечкой умов», обусловленной бедственным положением науки и образования, разрушением передовых технологий.

К последствиям геополитического развала СССР надо отнести и усиливающиеся региональные контрасты: разница в доходах населения страны составляет 1:14. В будущем можно ожидать еще большего разрыва в доходах, тому есть несколько причин:

усиление вывоза сырья из ресурсных районов страны (нефть, газ, руды, алмазы);

влияние мощных олигархов, представляющих топливно-энергетический комплекс, финансовые структуры в Москве;

В Москве, Санкт-Петербурге, в Екатеринбурге оборачивается более 95% финансов России.

Москва - единственное безресурсное исключение - находится в числе благополучных регионов. Объясняется это тем, что в Москве вращается около 1% капиталов страны плюс субвенции, которые она получает, выполняя столичные функции. Некоторые районы России не просто депрессивные, бездействующие. В Ингушетии, например, на каждое рабочее место приходится 197 безработных; такое же положение в Дагестане. Богатые регионы стремятся выделиться, получить особый статус выхода на мировой рынок (Якутия), добиться национально-государственного образования (Татарстан) или отделения (Чечня). Результатом развала СССР явилась и сложная демографическая ситуация в РФ. Население России убывает: за 1993 г. оно уменьшилось на 804 тыс. чел., за 1996 г. на 912 тыс., за 1997 г. -почти на 1,5 млн чел.

Внешние проблемы России тесно связаны с внутренними. В этой связи возникает проблема границ страны с Прибалтикой, Китаем, Японией. С проблемой границ связаны и геополитические аспекты: выход к морям и пространственное положение по отношению к центрам мировой активности. Реальное военное значение Черного и Балтийского морей имеет для страны региональный характер. Аналогичное пололсение сложилось и в автомобильных, железнодорожных, авиационных, трубопроводных коммуникациях и, в частности в средствах связи. Все пути, ведущие из России, стали международными. В будущем надо решать проблему новых экономических взаимоотношений с внешним миром. Вывод: геополитическая уязвимость России очевидна, и это особенно опасно в условиях «третьего передела мира», продвижения НАТО к границам России, войны НАТО в Европе.

Нынешняя Россия, или Российская Федерация (РФ), - фрагмент СССР. Экономический потенциал РФ настолько мал, что это служит основанием для государств-соседей предлагать свое видение дележа территории России. РФ не имеет государственной истории, ее границы случайны, ее культурные ориентиры смутны, ее политический режим шаток и расплывчат, ее этническая карта разнородна, а экономическая структура фрагментарна и отчасти разложена.

В бывших союзных республиках у власти находятся представители бывшей КПСС, во многом сохранившие менталитет и навыки руководства, полученные в системе подготовки кадров во времена СССР. Кажется, они должны быть привязаны к России, но в политических, экономических и других отношениях в геополитике механизмы и связи более сложные, чем в биологическом организме. Принимаемые главами государств бывших республик политические и экономические решения нередко полностью или частично игнорируют интересы народов, их национально-культурные чувства. Фактически народы становятся зависимы от старо-новой номенклатуры, которая часто проводит в своей внешней и внутренней политике интересы более сильных в геополитическом отношении государств. Этими факторами во многом объясняется укрепление позиций в регионах бывшего СССР Турции и Ирака, США и Германии, Китая, Японии и т.д.

Противостоять этой экспансии народы России и других стран смогут, если они объединятся. Это возможно, если в нынешнем переходном периоде именно русский народ выступит в качестве главного политического субъекта, от которого и последует отсчет на шкале геополитических стратегических и социально-экономических интересов России, потому что

русский народ - геополитическая потенция, реальная и конкретная, но еще не определившая свою новую государственную структуру- ни ее идеологию, ни ее территориальные пределы, ни ее социально-политическое устройство.

За культурно-политической экспансией последовала экономическая. Россия должна сдержать продовольственную, экономическую экспансию, но для этого нужна политика," направленная на оживление собственного экономического потенциала. В этой сфере экономики надо менять паритет цен, налоговую и кредитную политику. Из-за отсутствия надлежащего государственного контроля за промыслом и вывозом морепродуктов за рубеж Российская Федерации ежегодно несет убытки в виде реального ущерба и неполученного дохода в размере от 2 до 5 млрд долл. в год. Более мощный источник поступления валюты - экспорт энергоносителей, в которых заинтересовано большинство промышленно развитых стран Востока и Запада. Европа не в состоянии обеспечить свои потребности в природном газе за счет собственных источников. Дефицит газа в Германии, Франции, Италии составляет более 50%. Газ из России имеет более низкую себестоимость, чем сырье из Алжира и Ближнего Востока. Следовательно, торговля энергоносителями - это тоже геополитика. Еще один источник больших финансовых поступлений валюты в Россию - поставки вооружений в различные регионы мира. Здесь в роли судьи в последней инстанции выступают США. Они указывают России, что продавать, кому и когда. Конгресс США запретил продавать Китаю противокорабельные ракет «Мокит» под предлогом, что в Китае нарушаются права человека. Принято решение палаты представителей Конгресса США о прекращении России финансовой помощи в размере 190 млн долл. В итоге торговля оружием стала монополией Вашингтона. В 1998 г. США продали оружие другим странам на 21 млрд долл., РФ - только на 2,5 млрд долл.

В условиях перехода к рыночной экономике заметно ускоряются региональные процессы: изменяются соотношения

между динамическими и депрессивными районами; усиливаются межрайонные различия по основным социально-экономическим индикаторам - занятость, доходы, динамика производства и инвестиций; появляются новые черты в межрегиональной и международной специализации районов; изменяется и география миграционных процессов. Иными словами, территориальная структура российской экономики адаптируется к рыночным требованиям.

Катализатором региональных процессов выступает либерализация внешнеэкономической деятельности. Территориальная структура экономики России долгие годы формировалась в условиях обособленности от мирового хозяйства при ярко выраженных военно-стратегических приоритетах и специальном уровне цен и их соотношений на энергию, транспорт, инвестиционные и потребительские товары. Одним из последствий этого являются различия мелсду регионами по вовлечению во внешнеэкономические связи. При устойчиво положительной динамике экспортно- импортных связей и одновременно продолжающейся редукции экономики этот фактор приобретает особое значение для развития российского пространства.

Внешнеэкономическая либерализация и экономическое состояние регионов связано прежде всего с тем, что неизбежное при трансформации экономики сжатие внутреннего спроса отчасти компенсируется усилием экспортной ориентации отечественных производителей продукции. Но хозяйство одних регионов к моменту либерализации уже заметно занимало определенное место в мировой экономике, хозяйство же других пока обречено на трудный поиск своей ниши на зарубежных рынках. Поэтому степень вовлечения регионов во внешнеторговые связи оказывает сильное воздействие на их финансово- экономическое положение через доходы, получаемые предприятиями и организациями от реализации этих связей.

Кроме того, внешние факторы все больше влияют на экономику регионов через объемы привлечения иностранных кредитов и инвестиций.

ЛНепосредственное влияние на экономику оказывает приток импортных товаров, сужающих внутренний рынок. За 1992- 1995 гг. доля импорта в товарных ресурсах потребительского рынка увеличилась с 23 до 54%. Существенное влияние на доходы и расходы населения и, соответственно, на состояние региональных товарных и финансовых рынков оказывает «челночная» торговля, на которую приходится около 20% российского импорта.

Косвенное воздействие внешние связи оказывают через бюджетное перераспределение доходов от экспорта и импорта в виде субсидий, дотаций, кредитов, нормативов распределения собираемых на территории налогов между бюджетными организациями разного уровня. Разница между регионами в интенсивности внешнеэкономических связей в сложившихся условиях по сути обусловливает неравенство между ними в финансовых ресурсах, которые могут использоваться для потребления и накопления этими регионами. Если раньше эта проблема не имела принципиального значения (доходы от внешнеэкономической деятельности, аккумулированные в государственном бюджете, затем распределялись по отраслям и регионам), то сейчас она заметно обострилась. Это обусловлено сильным сокращением доходов федерального бюджета. По расчетам, они составили в млрд долл.: в 1992 г. -249, в 1993 г. - 228, в 1994 г. - 184, в 1995 г -163 и в 2000 г.-148.

Соответственно, значительно сузились возможности поддерживать экономически слабые регионы. При этом более половины собираемых налогов направляются в бюджет субъектов РФ. Таким образом, те регионы, которые имеют более мощную и надежную налоговую базу в виде предприятий и организаций, широко участвующих во внешнеэкономических связях, оказываю 1ся в более благоприятном финансово-экономичерком положении. Одним из главных показателей, характеризующих финансово-экономическое состояние, является получаемая прибыль. Она отражает наличие платежеспособного спроса на производимую продукцию и услуги в пределах страны и за ру-

бежом. Наличие на территории регионов прибыльных предприятий и видов деятельности улучшает бюджетное положение, способствует росту доходов населения и потребительских расходов, расширяет финансовые ресурсы регионов, стимулирует инвестиционную и предпринимательскую деятельность.

Отсутствие стабильных источников прибыли вызывает неплатежи, рост безработицы и бедности, парализует экономическую активность, увеличивает зависимость регионов от федеральных субсидий и трансфертов.

Прибыльность хозяйства регионов в значительной мере зависит от его экспортных возможностей. Более четко эта зависимость прослеживается в европейских и сибирских регионах.

Естественно, регионы, располагающие крупным экспортным производством или играющие ключевую роль в обслуживании внешнеторгового оборота, наиболее привлекательны для иностранных инвесторов и кредиторов. Так, в 1995 г. около 60% объемов производства российских предприятий с иностранными инвестициями приходилось на четыре региона: Москву - 27,8%, Санкт-Петербург - 12,2%, Тюменскую область с Ханты-Мансийским и Ямало-Ненецким автономными округами — 10,9% и Московскую обл. - 8,7%. Усиление неоднородности развития регионов в связи с разными имеющимися у них возможностями использовать внешние факторы для сохранения устойчивости финансового и социально-экономического положения по сути означает изменение территориальных пропорций экономики.

Изменение территориальных и отраслевых пропорций связано с изменением соотношения между отдельными элементами хозяйства в результате разной степени сокращения производства и установления новых ценовых соотношений. По существу в данном случае речь идет о псевдоструктурных изменениях, поскольку не столько меняется структура основных производственных фондов, сколько снижается под воздействием платежеспособного спроса степень их загрузки.

В этот же период наблюдаются структурные изменения, связанные, как правило, со сравнительно некрупными инвестициями, в рамках отдельных предприятий для освоения новой продукции, имеющей платежеспособный спрос. Примерами являются инвестиции в модернизацию нефтеперерабатывающих заводов с целью увеличения выпуска высокооктановых марок бензина, создание заводов и цехов по производству прохладительных напитков, сборочных предприятий по выпуску электронной бытовой техники из импортных компонентов. Крупные инвестиции производственного характера осуществлялись в нефтегазодобывающих регионах - в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах. Если один вид структурных изменений связан с развитием финансовой инфраструктуры, складского хозяйства, строительством новых пограничных переходов и т.д., потребность в которых возросла в связи с либерализацией экономики. Эти структурные изменения продиктованы необходимостью формирования рыночной среды, без которой невозможна эффективная деятельность хозяйственных субъектов. Упомянутые структурные процессы сильно различаются по степени охвата территории. Если первый вид, обусловленный разной степенью спада в отдельных отраслях и производствах, охватывает все регионы страны, то структурные процессы второго и третьего видов в основном наблюдаются в регионах, широко включенных во внешнеэкономические связи.

Одним из геоэкономических результатов преобладания структурных процессов первого вида стала растущая дифференциация регионов по социально-экономическому положению. Межрегиональные различия - одна из наиболее серьезных и трудноразрешимых проблем, с которой сталкивалось руководство СССР в 60 - 80-е гг. Ее причины следует искать в историческом процессе формирования территории, ее хозяйственного освоения и экономической специализации отдельных частей.

Растущие различия смягчились путем громадных, но часто неэффективных инвестиционных усилий, перераспределения

через бюджет производственного национального дохода в пользу отстающих регионов, жесткого контроля за доходами населения. Тем не менее контрасты нарастали при постоянном сужении возможностей противодействовать им путем бюджетных перераспределений, что стало одной из причин распада СССР. С началом реформ перераспределительные и ограничительные функции государства сильно сократилось, что привело к ускорению роста межрегиональных контрастов. Например, в декабре 1995 г. минимальный уровень дохода в Ингушетии составил 177 руб, а в Москве - 3009 руб., т.е. превышение в 17 раз. Усиление контрастности между регионами происходит несмотря на усилия государства в рамках социальных программ, бюджетных трансфертов и субсидий. Наиболее контрастным является разброс между регионами показателя прибыли на одного жителя. Есть регионы, не получающие прибыли, и есть такие, где прибыль на душу населения в 3 - 4 раза выше среднероссийского уровня. Контрастность этого распределения еще более возрастет, если отдельно учесть автономные округа, два из которых возглавят список самых прибыльных субъектов РФ (Ямало-Ненецкий и Ханты- Мансийский), а остальные пополнят число наиболее прибыльных и убыточных регионов.

Важной особенностью России является усиление межрегиональных различий на фоне спада производства, что связано с данной динамикой редукции региональной экономики. Весьма вероятно, что новый импульс к поляризации возникнет при положительных переменах российской экономики, поскольку оживление начнется в ограниченном количестве наиболее благополучных регионов.

Настоящей потребностью современного развития российской экономики является переход к комплексному реформированию производственно-технической, финансово-ценовой и социально-институциональной структур экономики. Необходимым условием такого перехода является деидеологизация экономической политики. Она должна соответствовать реаль-

ной структуре проблем, с которыми сталкивается страна. Сейчас это элементарное требование отвергается под тем надуманным предлогом, что решение экономических проблем -дело не государства, а рынка. Но реальный рынок в состоянии пока решать лишь немногие проблемы. Все остальные остаются нерешенными. В этих условиях реформы должны обязательно базироваться на исследованиях и учитывать структурные деформации российской экономики и особенности советского менталитета. На смену обманчивой простоте монетаризма должны придти современные концепции информационного общества, социальной рыночной экономики и устойчивого развития.

Важную роль в решении этих задач должно сыграть введение в экономический анализ и управление пространственного фактора. Именно регионы через свои «повседневные» функции - обустройство территории и улучшение «человеческого капитала» - могут обеспечить запуск нового воспроизводственного механизма, обеспечивающего взаимодействие микро-и макроуровней экономики и общей переход от экономики использования ресурсов к экономике их системного воспроизводства. Этот механизм в отличие от нынешнего нацелен на рост стоимости общественных и частных активов в долгосрочной перспективе, а не на краткосрочную финансовую стабилизацию. Иными словами, именно регионы должны стать субъектом устойчивого развития.

Исторически регионалистика выступала по отношению к «большой» экономике в двух лицах:

одно сводило задачи регионального анализа к пространственному дезагрегированию экономической информации;

другое предписывало региону выступать в качестве самостоятельного субъекта экономического развития, вносящего в хозяйственные процессы экологический порядок. При этом имеются в виду не только исторический эпизод с совнархозами в СССР, но и более широкая традиция комплексного регионального развития, корни которой лежат в

естественных и технических науках, прошедшая долгий путь — от плана ГОЭЛРО до конференции 1992 г. в Рио-де- Жанейро, провозгласившей необходимость перехода к устойчивому развитию.

Другая особенность - это растущий с каждым годом разрыв между внушительным институциональным фасадом отечественной региональной политики и ограниченностью ее реального воздействия. Во все экономические программы правительства РФ начиная с 1992 г. включались самостоятельные разделы, посвященные региональной политике. С каждым годом улучшается формулировка ее целей - от сохранения территориальной целостности России до свободного развития всех населяющих ее народов. Еще одно последствие либерализации экономики связано с ломкой сложившегося к моменту реформ межрегионального разделения труда. В связях регионов возрастает доля внутренней и экспортно-импортной составляющих. Поставки товаров из других регионов все больше замещаются либо импортом, либо собственным производством. Происходящие структурные процессы ослабляют экономическую спаянность российского пространства как целого, но вместе с тем усиливают взаимосвязи производства и потребления на отдельных территориях и тем самым способствуют формированию региональных рынков.

В интеграции российского пространства существенно возросла роль рыночной инфраструктуры и транспорта, фокусами которых являются города-миллионеры, крупные центры международных коммуникаций. Функции регионов, интегрирующих российское пространство, сегодня выполняют Московский регион, Тюменская область. Что касается Москвы, то-столица благодаря инфраструктурному и информационному доминированию над всеми остальными регионами усилила свои внешнеэкономические позиции.

Кроме того, это крупнейший центр финансового оборота и кредитных ресурсов. Находясь в центре финансовых, информационных и товарных потоков России, Москва играет роль интегратора российского

пространства. Тюменская область вместе с Ямало-Ненецким и Ханты-Мансийским национальными округами имеет исключительно важное значение в энергоснабжении России и образовании доходной части федерального бюджета. С деятельностью тюменского интеграционного полюса связан дрейф центра тяжести российской промышленности на восток, с деятельностью московского финансового оборота - на запад.

Не менее важна в интеграции российского пространства роль центров макрорегионального уровня: Санкт- Петербурга, Самары, Екатеринбурга, Ростова, Красноярска, Иркутска, Хабаровска и т.д.

Сегодня большинство центров макрорегионального уровня расположены на западе России. Восточная Сибирь призвана играть важную роль в экономическом скреплении востока и запада страны. Потребность в этом будет возрастать по мере усиления дифференциации России по географической ориентации внешнеэкономических связей при общем их динамичном росте. Запад России все сильнее включается в европейские экономические процессы, а Дальний Восток, естественно, тяготеет к Азиатско-Тихоокеанскому региону. Динамика экономических связей восточно-сибирских территорий пока в основном отражает стремление использовать на внешних рынках преимущество своего природного потенциала. При этом потенциал обрабатывающей промышленности, созданной ценой громадных инвестиционных усилий, имевший импортозамещающую направленность и позволяющий существенно диверсифицировать экономику, находится под угрозой необратимой декапитализации. Таким образом, открытие России внешнему миру способствовало территориальному сжатию экономики и ослаблению межрегиональных связей.

Жесткий фискальный режим и одновременно большие недоимки в конечном итоге не позволяют проводить сколько-нибудь последовательную линию в отношении сильных или слабых регионов. Главная причина недоимок — предоставление различных отсрочек и льгот для небольшого числа крупных предприятий топливно-энергетического комплекса (ТЭК) и РАО «Газпром», которые составляют ядро налогообразую-щей базы страны. По сути, это означает финансовую поддержку сильных регионов. Налоговые отсрочки и льготы для благополучных регионов - своего рода компенсация не только за энергетические неплатежи, но в значительной мере и за понижение доходности экспорта. Без льгот как инструмента экономической политики в российских условиях не обойтись, поскольку формально равные права и возможности на неоднородном пространстве оборачиваются социальным и экономическим неравенством.

В 1995 г. важным средством воздействия на экономические связи регионов и поддержки российских хозяйственных субъектов стали железнодорожные тарифы. Тарифные льготы применяются для экспортеров товаров с высокой удельной стоимостью (уголь, лесопродукция, руды и металлы и т.д.), для дальних перевозок (более 3000 км) массовых грузов в сообщении с дальневосточными регионами, для внешнеторговых перевозок в сообщении с портом Калининград. Тарифы приобрели геоэкономическое значение, но это произошло вне официальной региональной политики.

Таким образом, региональная политика России как инструмент, выравнивающий условия жизни населения и предпринимательства в разных частях пространства, пока не сложилась. По своему содержанию и условиям реализации она сильно зависит от внешнеэкономических факторов. В частности, от силы их воздействия на российское пространство и на состояние бюджета. Но при этом региональная политика обособлена от политики внешнеэкономической, налоговой и ва-лютно-финансовой.

Соединить эти политики можно в сфере иностранных кредитов и инвестиций. Но этого не произошло. В частности, удобным центром сложения усилий этих политик, а также промышленно-структурной политики могли стать свободные экономические зоны. Но в 1992- 1995 гг. не уда-

лось добиться ощутимых результатов в их использовании для целей реструктуризации экспортного производства, освоения производства импортозамещающих товаров нового поколения, оздоровления региональной политики Российской Федерации.

И наконец «гордость» российской региональной политики - трансферты из Федерального фонда финансовой поддержки субъектов России. Через них проходит значительная (до 10%) часть расходов федерального бюджета. Но если посмотреть глубже, то картина оказывается совсем не такой радужной. Так, на финансирование самой масштабной из региональных программ - Президентской программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на 1996 - 2000 годы» - по Закону о федеральном бюджете РФ на 1997 г. выделено лишь 80 млрд руб., т.е. примерно по 10 тыс. руб. на каждого жителя этого огромного района. А всего на региональные программы было выделено 633,2 млрд руб., т.е. немного более 0,1% от общей суммы бюджетных расходов.

В этих условиях важно понять, что же на самом деле происходит в регионах. В 1997 г. впервые опубликованы данные по производству валового продукта в регионах России за 1994 и 1995 г., рассчитанного по методологии национальных счетов. В 1995 г. величина валового внутреннего продукта России в текущих ценах составила 1 630 078,9 млрд руб. Валовой региональный продукт (валовая добавленная стоимость) по субъектам Российской Федерации равен 1 408 098,7 млрд руб.

В большинстве регионов душевые объемы его производства колеблются от 5 до 10 млн руб. В пересчете на доллары США по паритету покупательской способности это составляет примерно 2000-4000 долл. США. Максимальный уровень производства валового регионального продукта (в Тюменской области) на душу населения - 34,3 млн руб. - превышает минимальный (Дагестан) в 17,2 раза.

Несмотря на то что показатели производства ВРП, как уже отмечалось, доступны пока только за 1994 и 1995 г., не-

которые заключения о динамике относительного положения регионов за годы реформ можно сделать, опираясь на индикатор производственного национального дохода в 1998 г. Величина его составляла тогда в целом по России (в текущих ценах) 383 241,3 млн руб. а в расчете на душу населения -2,6 тыс. руб.

Однако территориальная концентрация национального дохода была ниже: разрыв между максимальным (Тюменская область) и минимальным (Агинский Бурятский автономный округ) уровнями его душевого производства составлял «всего» 11 раз.

Повысились доли Москвы, Красноярского края, Тюменской, Кемеровской, Свердловской и Вологодской области. За исключением Москвы, все эти регионы - экспортеры сырья, топлива и первичных продуктов их обработки. И наоборот, значительно понизилась доля старых промышленных районов, таких как Ивановская, Владимирская, Волгоградская области.

Важной предпосылкой эффективной региональной политики должна стать рыночная организация землепользования (т.е. введение в анализ и управление экономикой рентных категорий). Сейчас в качестве универсального решения предлагается приватизация земельных участков. Для городских земель экономически правильным решением - из опыта Москвы - является развитие долгосрочной аренды (т.е. создание рынка прав землепользования). Это предполагает разработку и принятие закона о зонировании и корректировку на его основе существующей градостроительной документации, включение участков для общественной и частной застройки, выдачи разрешения на строительство, контроля за соблюдением строительных правил.

Другим направлением работы должна стать модернизация систем долевого участия частного сектора в финансировании объектов инфраструктуры (то, что в зарубежной литературе называется приватизацией инфраструктуры). В основу такого

участия целесообразно положить следующий принцип: за улучшение инфраструктуры должен платить, тот кто от этого выигрывает. Это означает, что при строительстве коммерческих и промышленных объектов местные органы должны подсчитывать создаваемую ими дополнительную нагрузку на инфраструктуру и договариваться с застройщиками о возмещении затрат на ее расширение. Соответствующее решение принимается в процессе соглашения инвесторов с местными органами в обмен на разрешения зонирования и строительства. Само расширение инфраструктуры объектов может производиться при этом или предприятием-застройщиком, или муниципалитетом, смотря по договору). Аналогичным образом, при строительстве инфраструктурных объектов муниципалитетом их стоимость должна делиться между всеми фирмами-пользователями пропорционально их ожидаемому выигрышу. (Основой такого подсчета должны служить генеральный план и транспортная система города. Методики его могут быть довольно сложными.) При этом целесообразно использовать и сертификаты участия - облигации, дающие частным инвесторам право на получение процента по вкладам в инфраструктуру. Еще недавно региональная политика и территориальное планирование представляли собой относительно разработанный и логически замкнутый круг проблем. В период перестройки широко практиковалась разработка областных планов социально-экономического развития. №с авторы не пытались в деталях прогнозировать производственную программу регионов. Однако сохранялся общий тон предписывающего сверху детального планирования. В реальности, разумеется, и в советские годы степень воздействия территориальных планов на экономику была весьма низкой: региональные схемы представляли собой по существу сводки отраслевых решений, разбавленные бумагами положения.

<< | >>
Источник: А.В. Стрыгин. МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА (Издание второе, переработанное и дополненное). 2004

Еще по теме Глава 8. Теории мирохозяйственных связей и экономическая геополитика:

  1. Глава 7. Механизмы международных экономических отношений в системе мирохозяйственных связей
  2. Глава 19. Экономические проблемы России в системе мирохозяйственных связей
  3. Глава 1. Национальные экономики в системе мирохозяйственных связей
  4. Глава 6. Рыночная структура мирохозяйственных связей
  5. Глава 13. Транснациональные монополии и финансово-промышленные группы в системе мирохозяйственных связей
  6. Глава 14. Международные валютно-финансовые и кредитные отношения в системе мирохозяйственных связей
  7. Глава 3. Теоретические основы формирования мирового хозяйства и развития мирохозяйственных связей
  8. 1.4. Субъекты мирохозяйственных связей
  9. 7.1. Либерализация мирохозяйственных связей: основное понятие, эволюция
  10. 23.3. Европейский Союз в системе мирохозяйственных связей