ВВЕДЕНИЕ

Взятый с принятием Конституции РФ 1993 г. курс на построение правового государства потребовал переоценки концепции административного права, выработки качественно новых подходов к проведению в жизнь основных положений административной политики.
Ныне проводимые реформы в правовой системе государства имеют целью достижение такого уровня порядка и стабильности в политической, экономической, социальной и культурной сферах жизнедеятельности общества, при котором права и свободы человека и гражданина, другие социально значимые ценности были бы реально действующими . См.: Концепция административной реформы в Российской Федерации в 2006 - 2008 годах, одобренная распоряжением Правительства РФ от 25 октября 2005 г. 1789-р // СЗ РФ. 2005. N 46. Ст. 4720. Об идеях проведения административной реформы см.: Административная реформа в России: Научно-практическое пособие / Под ред. С. Е. Нарышкина, Т.Я. Хабриевой. М., 2006; Старилов Ю.Н. Административная реформа в России: на пути к "правовому" или "сильному" государству? // Правовая политика и правовая жизнь. 2005. N 2. С. 51 - 67. Очевидно, что в условиях правового государства юридическая ответственность приобретает двойную направленность: во-первых, на защиту прав и свобод личности и, во-вторых, на надежную охрану общественного правопорядка от нарушений. В зависимости от того, насколько полно и точно реализуются требования правовых норм, устанавливающих юридическую ответственность, определяется степень прочности и незыблемости правопорядка в обществе и государстве. Отсюда вполне понятны первые глубокие преобразования в сферах преимущественно гражданско-правовой и уголовной охраны интересов личности, общества и государства. Известно, что административные правонарушения самые распространенные из всех видов противоправных проявлений, что придает вопросу борьбы с ними особую
значимость. Причем наибольший рост противоправных посягательств на административный порядок приходится на периоды упадка экономической, политической и правовой системы государства, приводящего к ослабеванию функции охраны правопорядка и законности в обществе. При слабости постсоциалистического государства экономическая ситуация, ограниченность сферы уголовно-правового воздействия на разного рода асоциальные явления и доминирование фискальных интересов, пожалуй, не позволяют быстро разрешить внутренние противоречия в России, продемонстрировать готовность государства к существованию в новых условиях. А произошедшие в связи с этим сбои во внутриполитическом курсе страны свидетельствуют об отсутствии необходимой правовой опосредованности роли государства в социальной системе. Начавшаяся с 1994 г. и затянувшаяся на длительный период административно­деликтная реформа привела к неоправданному росту количества совершаемых административных правонарушений. Сложилась, по сути, парадоксальная ситуация, когда действующее законодательство об административной ответственности не способно было служить той цели, ради которой оно принималось, - противодействию и профилактике правонарушений, в том числе ввиду крайне неэффективного контроля за качеством управления и за соблюдением законов. В условиях, когда рост числа принимаемых по вопросам административной ответственности законов (причем как на федеральном, так и на региональном уровне) прогрессировал, а соответственно ему увеличивалось количество ведомственных и вневедомственных контролирующих структур, иного и быть не могло. Негативная оценка этому давалась на самом высоком уровне: "Если сопоставить их численность с результатами работы, в частности с динамикой нарушений, с количеством привлеченных к административной ответственности должностных лиц, итог окажется неутешительным" . Смена же ценностных ориентиров российского общества, получивших в конце XX в. воплощение в государственно-правовой идеологии, настойчиво требовала широкомасштабного пересмотра национального административного законодательства. В связи с этим глубокую озабоченность вызывало то, что управленческие отношения продолжали развиваться при социалистических формах регулирования. "Разведенная по углам" правовой системы некогда действенная совокупность правовых средств административно-командного реагирования не могла не только отвечать конституционно установленным ценностям, но и удовлетворять социальным запросам общества. См.: Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 23 ноября 1994 г. N 354-1 ГД "Об экстренных мерах по усилению борьбы с преступностью и обеспечению личной безопасности граждан в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3319. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 6 марта 1997 г. "Порядок во власти - порядок в стране (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации)" // Российская газета. 1997. 7 марта. На протяжении многих лет истории человечества произвол, жестокость и слабость власти ярко проявлялись в той сфере общественных отношений, в которой применялись либо не применялись меры именно административной ответственности. "Эффективность государства, - подчеркивалось в одном из выступлений В. В. Путина, - определяется не столько объемом контролируемой им собственности, сколько действенностью политических, правовых и административных механизмов соблюдения общественных интересов в стране" . А без эффективно действующего механизма административной ответственности нормы, регулирующие права и обязанности членов общества, имеют лишь декларативный характер; правоохранительные органы не способны осуществлять принуждение к исполнению обязанностей, восстановление нарушенных прав и наказание нарушителей правовых запретов.
Если органы административной юрисдикции проявляют
бессилие в борьбе с правонарушениями либо попустительствуют правонарушителям, то в обществе так или иначе формируется мнение, что многие установленные законом запреты можно безнаказанно обходить, а для защиты своих прав целесообразно прибегать к самоуправству, самосуду, привлекая разные неофициальные "силовые" структуры. Вместе с тем отсутствие реально действующей системы административной ответственности влечет за собой произвол со стороны государства, когда принуждение применяется произвольно, по усмотрению власть имущих. Государственные органы и должностные лица наделены властными полномочиями по привлечению к административной ответственности, применению и реализации санкций за правонарушения. Незаконное и необоснованное использование этих полномочий может нанести существенный урон прежде всего правам и свободам личности. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 3 апреля 2001 г. "Не будет ни революций, ни контрреволюций!" // Российская газета. 2001. 4 апр. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), работа над которым составила в итоге семь лет, был подписан Президентом РФ 30 декабря 2001 г. , а с 1 июля 2002 г. вступил в силу . Он впитал в себя все то лучшее, что было накоплено советской и российской традициями правотворчества и правоприменения в области административной ответственности. КоАП РФ разрешил многие проблемы унификации мер административной ответственности, и в частности связанные с их единообразным применением к нарушителям. Таким образом, устранены противоречия в регулировании административной ответственности, причем не только федеральными законами, законами субъектов РФ, но и рядом подзаконных нормативных правовых актов. СЗ РФ. 2002. N 1. Ст. 1; 2008. N 30. Ст. 3604. См.: Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. N 196-ФЗ "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" // СЗ РФ. 2002. N 1. Ст. 2. Проблемы административной ответственности, связанные с теорией административных наказаний, всегда находились и в сфере различных научных интересов, как общетеоретических, так и отраслевых. В то же время сущность административного наказания, его правовой природы сквозь призму всей административно-деликтной юриспруденции в лучшем случае раскрывалась на аналитико-терминологическом уровне, что не вносило предельной ясности в решение данной проблемы. Причем последняя усложнялась отсутствием в юридической науке обстоятельного исследования понятия и признаков административного наказания, что было связано не столько с новизной этой терминологии (в свете принятия нового КоАП РФ), сколько с отсутствием вообще в административно-правовой теории и практике достаточной научной проработки категориально-дефинитивного аппарата указанного правового явления. Настоящий труд представляет собой попытку автора по-новому взглянуть на проблему административных наказаний в праве. В нем автор стремился на основе анализа конституционных и международно-правовых установлений, определяющих свободу отдельной личности в рамках общества, с максимальной полнотой показать специфику административного наказания как выражения реакции государства на административное правонарушение. В работе правоограничительный потенциал административного наказания получает характеристику как выражающий конституционно оправданные уровень и степень необходимого и допустимого в цивилизованном государстве ограничения прав и свобод человека и гражданина. Тем самым в научном плане
административное наказание впервые рассматривается с позиций "человеческого измерения". Вместе с тем не только само административное наказание, но и известное разнообразие его видов, а также наличие существенных различий между видами наказания позволили по-новому увидеть совокупное значение административного наказания, условия и порядок его применения, а самое главное - степень его сравнительной репрессивности. Это касается, в свою очередь, переориентации и упорядочения всей политики государства в области административных наказаний, правильного проецирования ее вектора в плоскость правотворческой, правоприменительной деятельности и обстоятельного исследования в науке административного права. Специфику настоящего исследования отражают также подробный анализ категории "административное наказание", проведенный исходя из характеристики причин и условий развития данной категории, выявление ряда вытекающих из этого анализа существенных характеристик, последующее обобщение и систематизация которых позволили сформировать научно обоснованную систему административных наказаний в ее гносеологической и онтологической связи с другими мерами административного принуждения. Автор надеется, что ему удалось выстроить целостную картину мер юридической ответственности за нарушение правил административно-правового характера, выявляя и интегрируя элементы, присущие понятию "административное наказание". Представляется, что заключающаяся в них характеристика будет способствовать более глубокому познанию содержания института административных наказаний, в котором нашел свое выражение ряд гуманистических ценностей правового государства, что формирует адекватное представление о назначении указанных мер в механизме государственно­властной деятельности, а также совершенствованию правотворческой, практической деятельности органов государственной власти. Полагаем, в равной мере и то и другое послужит прочной основой развития правовой мысли по тематически определенным данным исследованием проблемам и дальнейшей институционализации административных наказаний в праве.
| >>
Источник: И.В. МАКСИМОВ. АДМИНИСТРАТИВНЫЕ НАКАЗАНИЯ. 2009

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. ЧАСТЬ 1. МОДУЛЬ 1 «Введение в экономику». Комплексная цель модуля: изложение введения в экономику.
  2. Введение
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. Введение